На утильсырье стали обращать внимание лишь в самое последнее время. Но, откровенно говоря, внимание еще очень плохонькое. Миллионы золотых рублей пропадают у нас до сего времени под ногами просто потому, что лень нагнуться и поднять их.

А ведь что бы можно было получить вместо всей этой валяющейся род ногами «дряни»! Новые трактора, машины, фабрикаты, товары!

В Тамбовском округе этот ассортимент предметов обмена на утильсырье решили расширить. Сдатчик утильсырья за свое усердие мог получить медный или серебряный крестик, иконку с божественным ликом.

Сборщики утильсырья решили, что эти предметы являются громадным стимулом для выполнения планов утильсырья, а кстати можно было удобно вести и религиозную пропаганду. Так как состав сборщиков утильсырья сам представлял из себя утильсырье, то ничего удивительного здесь не было.

Открытое распространение предметов религиозного обихода под видом советской работы нас заинтересовало. Мы стали искать – откуда это все проистекает и куда все это утильсырье идет.

Идет оно, как мы выяснили, на Тамбовский утильзавод, расположенный на окраине где-то города, куда редко проникал контролирующий глаз, кроме рабкоровского.

Этот глаз видел на заводе кое-что тревожное, сигнализировал в нашей газете, но, как водится зачастую, это осталось голосом вопиющего в пустыне.

А на заводе было кое-что интересное.

Прежде всего подбор работников был очень странный. На завод брали лишенцев – вроде Истомина, на заводе обретался также бывший его хозяин – Пономарев. Руководил заводом Ермаков, по отзывам многих энергичный, работоспособный, бескорыстный и т.п.

Мнения же других решительным образом расходились с подобными отзывами. Они об Ермакове говорили другое. Указывали, что за время его работы у Ермакова выросли два дома, чесальная машина, валяльное производство. Личностью Ермакова интересовался два раза нарсуд. Критика на заводе не поощрялась, забывающие об этом увольнялись с завода.

Сборщики доставляли на завод утильсырье и с ними уже расплачивались не крестиками, а денежками. Что дальше происходило с утильсырьем – непонятно.

Мы интересовались, кому, куда, сколько и какой продукции должен завод отправить, какие у него планы, программы, учет. Но никто не мог нам ясно ответить на этот вопрос.

Тонкая вещь это утильсырье, ежели оно при том в надежных руках. Чего только из него нельзя сделать? В Америке, говорят, целые отрасли промышленности на нем работают и выделывают все, что только пожелаешь. У нас же из утильсырья растут крестики, иконки с Николаем-чудотворцем, душеспасительные разговоры, чесальные машины и дома.

Этим делом недавно заинтересовалось бюро жалоб РКИ. Но и оно до конца эту сложную механику не разгадало. Правда, самое главное было нащупано – в чьих руках находится все дело и кого следует от утильсырья отстранить. Но насчет постановки дела выяснено не все. Есть намеки на то, что кому-то отправлялись меха на квартиру, почему-то околели кролики, дохли свиньи утильзавода, что-то странное происходило с лошадьми, но почему и отчего – це дило треба разжуваты.

Ермакова предложено было снять с работы. Но он оказался под крепкой защитой Кустпромсоюза. У последнего уж такая линия – защищать каждого «спеца». Сколько раз нам приходилось на этой почве сталкиваться с Кустпромсоюзом.

В общем не дал Кустпромсоюз Ермакова в обиду. Пока что предоставил ему отпуск. Пусть человек отдохнет. А там видно будет.

А по нашему мнению не на отдых его надо, а на работу. Пусть работает в… каком-нибудь церковном совете.

А впрочем религиозные настроения развивают не только сборщики утильсырья, а и сам окружной союз безбожников.

Кто сказал, что у нас в Тамбове закрыт кафедральный собор с мощами Питирима, что собор из рассадника темноты и мракобесия стал рассадником света и разоблачения духовных обманов? Ничего подобного.

Мощи Питирима, правда, вскрыты и даже огорожены. В соборе висят даже антирелигиозные надписи, но все это ровно ничего не значит. Все это внешние изменения. Существо осталось.

Существо заключается в том, что богомольцы идут в собор и по-прежнему прикладываются к мощам Питирима, молятся, крестятся.

Рядом стоят руководители из кружка безбожников, на обязанности которых лежит вскрывать вред духовной сивухи. Но они только стоят, больше от них никакого толка нет.

Что же изменилось в соборе ? Ничего.

Ох и много же у нас утильсырья.

ВИК.

«Тамбовская правда», 25 апреля 1930 года.

Инструменты
При прокладке водопроводных и других коммунальных сетей не обойтись без труборезов для труб или другого инструмента, которым можно резать трубы. Внутри зданий, где трубы совершают множество поворотов это особенно актуально.


Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.