У летчиков наших такая порука,
Такое заветное правило есть:
Врага уничтожить — большая заслуга,
Но друга спасти — это высшая честь.

А. Твардовский

Это произошло зимой 1940 года во время войны с белофиннами, когда шли тяжелые бои на Карельском перешейке. Советские летчики, помогая наземным войскам прорвать линию Маннергейма, летали в любую погоду: в пятидесятиградусный мороз и метель, при многоярусной облачности и снегопаде.

16 февраля эскадрилья скоростных бомбардировщиков совершала очередной боевой вылет. Одно из звеньев вел капитан Трусов, помощник командира эскадрильи. Внизу неистово тявкали вражеские зенитки, разрывы снарядов преграждали путь к цели. Умело маневрируя, Трусов обошел зону огня и вывел самолеты па цель. Сброшены бомбы — и внизу, на линии бело-финских укреплений, взметнулись столбы огня и дыма. Когда легли на обратный курс, Трусов заметил, что в строю не хватает одной машины: вражеским зенитчикам удалось подбить самолет Михаила Мазаева. Трусов дал полный газ и пошел на выручку товарищу, попавшему в беду. Маневр командира повторили все ведомые.

В клубах дыма, на одном моторе машина Мазаева медленно шла к линии фронта. Летчик пытался дотянуть до родной земли. Но до нее далеко. Вот-вот сдаст и второй мотор. Управлять самолетом становилось все труднее, и Мазаеву пришлось сесть на лед озера Куолемярви, в 500 метрах от позиций врагов, которые уже ждали легкой добычи. Открыв стрельбу, белофинны выскочили из окопов и с криками побежали к советскому самолету. Но добежать им не удалось. Над головами белофиннов на бреющем полете прошел скоростной бомбардировщик. Это был самолет Трусова. За ним вся пятерка, снизившись, открыла пулеметный огонь и, кружа над озером, не давала врагам приблизиться к поврежденному самолету.

«Во что бы то пи стало надо спасти ребят»,— думает Трусов и тут же приказывает:

—Иду на посадку! Прикрывайте!

Белофинны, видимо разгадав замысел советских летчиков, открыли бешеный огонь по самолету и экипажу Мазаева.

Убрав обороты, Трусов совершает мастерскую посадку на лед в ста метрах от горящей машины друга. С высоты хорошо видно, как Мазаев, его штурман капитан Климов и стрелок-радист Пономарев бегут к самолету командира. Машина трехместная. Где же разместить еще трех человек?

—Два в кабину стрелка-радиста, один — в бомболюк! — командует Трусов.— Только быстрее!

Белофинны ведут уже не только ружейный огонь. Они пустили в ход орудия и минометы, стараясь уничтожить теперь самолет Трусова. Но советские летчики огнем с воздуха прижали врагов к земле, не дают им вести прицельный огонь, а тем более броситься к самолету. Однако с каждой секундой положение становится все более критическим. Снаряды ложатся уже спереди и сзади самолета.

Трусов дает полный газ, взревели моторы, но самолет не может подняться — глубоко в снег ушли лыжи и примерзли. Командир энергично «шурует» рулями, машина раскачивается, но опять ни с места. Летчик применяет опасный прием: рывок, еще рывок, самолет ударяется хвостом, на глазах у взбешенных врагов отрывается ото льда и, сделав разворот над озером, уходит к линии фронта.

Так были спасены боевые товарищи. Что побудило Трусова пойти на такой смертельный риск? Было ли в каком-либо уставе, наставлениях, правилах записано, что летчик должен идти почти на верную гибель для того, чтобы подобрать экипаж подбитой машины? Имел ли право капитан Трусов рисковать не только своей жизнью, но и жизнью всего экипажа своего самолета, когда шансов на успех почти не было? Не было и нет таких указаний. Но неписаным правилом советских воинов, ставшим законом войны, было: один за всех и все за одного. Верность долгу, готовность к подвигу были воспитаны в них нашей советской действительностью.

Михаил Трофимович Трусов родился в 1907 году в селе Березовке Уметского района в крестьянской семье. Рано познал Михаил цену трудового куска хлеба. Окончив пять классов школы, он уехал в Астраханскую область, где батрачил у кулака, затем был чернорабочим на строительстве железной дороги Баку — Джульфа.

В 1929 году Михаила Трусова призвали в Красную Армию. Она помогла Трусову продолжить образование, найти свое место в жизни. Сначала служба в артиллерийском дивизионе, затем учеба в школе младших командиров. Появилось желание учиться дальше, и командование направляет Трусова в военную школу летчиков. Настойчивого, волевого, старательного курсанта принимают в ряды Коммунистической партии.

В декабре 1933 года Михаил Трусов стал офицером Военно-Воздушных Сил. Был младшим летчиком, командиром корабля, командиром отряда. В 1938 году стал помощником командира эскадрильи.

Командование отмечало, что Трусов вложил много труда в обучение молодого летного состава, что он умело передавал свои навыки в технике пилотирования летчикам эскадрильи, что он создал хороший и дисциплинированный коллектив авиаторов, способный выполнить любое задание командования, представило летчика к присвоению звания «капитан» во внеочередном порядке.

Тридцать семь боевых вылетов сделал капитан Трусов менее чем за два месяца войны с белофиннами.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, за героизм и мужество, проявленные при спасении экипажа самолета Мазаева, Михаилу Трофимовичу Трусову Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 марта 1940 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Известный поэт Александр Твардовский посвятил подвигу М. Т. Трусова стихотворение «Высшая честь». Несколько строк из него приведены в качестве эпиграфа к этому очерку.

Командиром эскадрильи встретил Великую Отечественную войну Михаил Трофимович. Совершил 130 боевых вылетов. Бомбил гитлеровцев под Старой Руссой, Новгородом, Великими Луками, Ригой, Кенигсбергом. Трижды был сбит, горел, тяжело ранен, но каждый раз возвращался в строй. Стал командиром полка, был удостоен новых наград — орденов Красного Знамени и Красной Звезды.

Сейчас Михаил Трофимович Трусов — майор в отставке. Он живет в Кирсанове, много сил отдает воспитанию молодежи на славных боевых традициях нашей армии.

Л.Г. Дьячков



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind