Юноша с бессонными глазами
Закрывает телом пулемет,
Прочитайте и скажите сами —
Разве он когда-нибудь умрет?

С. Кирсанов.

В рабочем поселке Мучкапский на бывшей улице Дачной, ныне носящей имя Героя Советского Союза Н.П. Шапкина, стоит небольшой кирпичный дом. Летом он утопает в зелени, а зимой снежные сугробы доходят чуть ли не до крыши. Здесь в 1926 году родился и вырос Николай Шапкин, бесстрашный воин, повторивший подвиг Александра Матросова.

Имя Николая Шапкина известно теперь не только жителям поселка, но и далеко за его пределами. В Кировской школе, где он учился, установлена мемориальная доска.

Крепкий русоволосый голубоглазый паренек был скромен и застенчив. «Среди ребят не верховодил, но и компании не чурался,— рассказывает мать героя.— Очень любил Николай кататься на лыжах. Частенько уходил он с ребятами в лес на полугорье, где много крутых спусков. Метнется с кручи, только ветер свистит в ушах да мелькают по сторонам заиндевевшие деревья. Нередко валился кубарем. Куда лыжи, куда палки, суда сам. Но разве это могло омрачить прогулку? Раз упадет, два упадет, а на третий покатится до самой низины. Будто крылья вырастают за плечами, будто полет совершил!»

Пятнадцатилетним пареньком уехал Николай в Краснодар, в ремесленное училище, хотел стать токарем. Там и застала его война. Работал на заводе в Куйбышеве. Рвался на фронт, отказывали: молод! В 1943 году все же добился своего — ушел в армию добровольцем.

Николай Шапкин был зачислен курсантом в учебную роту 163-й Краснознаменной стрелковой дивизии.

Он учился с большим старанием, овладел автоматом, ручным пулеметом, на стрельбах показывал отличные результаты.

…Шесть листков, исписанных карандашом в короткие минуты между боями. Это солдатские письма Николая Шапкина. Трудно было не только на фронте. Трудно было и в тылу. И Николай теплым словом старался поддержать, ободрить мать и сестру. «Как ваша жизнь, как у вас с хлебом? Мама! Только не горюй, перебиться бы еще немного…». «3 декабря 1944 года. Письмо из Венгрии на далекую Родину. Дорогая мама! Новости на фронте хорошие. Так что скоро будет и конец».

Непривычно выглядела чужая земля: дома с островерхими черепичными крышами, добротные каменные сараи. Но везде запустение, почти не видно людей. Дымятся пожарища. Осенью сорок четвертого развернулись напряженные бои на венгерской земле в междуречье Тиссы и Дуная. Войска Красной Армии нанесли несколько мощных ударов по врагу и к концу ноября вышли к внешнему обводу обороны Будапешта. Противник оказал упорное сопротивление.

163-я стрелковая дивизия вела ожесточенные бои за овладение городом Мишкольц — важным центром промышленности Венгрии. Сюда были стянуты крупные силы вражеской пехоты и танков. Противник предпринимал многочисленные контратаки, стремясь прежде всего не допустить выхода советских войск на железнодорожную линию Мишкольц — Будапешт. Упорные бои шли за каждую траншею, каждую позицию, каждую высоту, каждый населенный пункт.

Немало фашистов сразил меткими выстрелами Николай Шапкин. В жаркой схватке за одну из высот он уничтожил станковый пулемет, первым пробился к вражескому доту, был ранен, но отказался покинуть поле боя. Оставшись в строю, он уничтожил еще четыре ручных и два станковых пулемета.

Откуда-то застрочил еще один пулемет. Где он? Да вот же, совсем недалеко! Кинжальным огнем из дота гитлеровцы прижали бойцов к земле. Двигаться вперед невозможно, никто не может поднять голову. Наступила критическая минута боя. Теперь все зависело от того, кто заставит замолчать огневую точку противника. Солдаты, неотрывно следившие за вражеским дотом, заметили, как к нему с фланга ползет Шапкин. Все ближе и ближе. Он уже почти у дота, откуда беспрестанно бьют свинцовые струи. Вот боец приподнялся и метнул гранату. Раздался взрыв, все заволокло дымом, и пулемет замолчал. Бойцы поднялись и бросились вперед. И снова свинцовые струи заставили их прижаться к земле.

В диске ни одного патрона, нет ни одной гранаты. А вражеский пулеметчик бьет точно. Есть убитые и раненые. Так недолго и всех перебить. Собрав последние силы, Николай поднялся во весь рост и, припадая на раненую ногу, бросился к доту, навалился грудью на его амбразуру.

Вражеский пулемет захлебнулся. Солдаты, увлеченные беспримерной храбростью своего товарища, бросились в атаку и выполнили боевой приказ. Это произошло 18 декабря 1944 года.

Ему едва исполнилось восемнадцать лет, когда жизнь его стала страницей истории не только 163-й стрелковой Роменско-Киевской ордена Ленина Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова дивизии, но и Великой Отечественной войны.

Вот и последний документ. Он вместе с грамотой о присвоении звания Героя Советского Союза Николаю Шапкину бережно хранится у Анастасии Васильевны Шапкиной. Это письмо Председателя Президиума Верховного Совета СССР:

«Уважаемая Анастасия Васильевна! За геройский подвиг, совершенный Вашим сыном Шапкиным Николаем Павловичем в борьбе с немецкими захватчиками, Президиум Верховного Совета СССР Указом от 29 июня 1945 года присвоил ему высшую степень отличия — звание Героя Советского Союза. Посылаю Вам грамоту Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Вашему сыну звания Героя Советского Союза как память о герое, подвиг которого никогда не забудется нашим народом».

В далеком венгерском селении Шайосентпетер близ города Мишкольца похоронен Николай Шапкин. На месте гибели героя поставлен памятник. Жители поселка ухаживают за могилой советского воина, отдавшего жизнь за свободу и независимость их Родины.

Л.Г. Дьячков



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind