Была война, прошла война.
Над полем боя тишина.
Но по стране, по тишине
Идут легенды о войне.

Л. Ошанин.

…9 августа 1945 года. Прошло ровно три месяца с того дня, когда советский народ отпраздновал победу над фашистской Германией. Однако на востоке оставался еще один агрессор — империалистическая Япония.

В ненастную грозовую ночь 9 августа 1945 года одновременно с войсками Забайкальского и 2-го Дальневосточного фронтов перешли границы Маньчжурии на харбино-гиринском направлении передовые части 1-го Дальневосточного фронта. И хотя крутые горы, тайга, бездорожье, болота и проливные дожди мешали быстрому продвижению советских войск, им удалось овладеть передовыми позициями противника и создать благоприятные условия для успешных действий наших главных сил.

Основное сопротивление японцы оказывали в укрепленных 'районах и опорных пунктах. Здесь борьба приняла особенно упорный характер.

На рассвете 9 августа подразделения 98-го отдельного пулеметного батальона укрепленного района 25-й армии стали атаковать один из таких опорных пунктов врага высоту Колпак Дуннинского укрепленного района. Ураганный огонь из японского дота, закрывавшего вход в узкую горную лощину, не давал возможности продвинуться вперед нашим бойцам и заставил их залечь. Стало ясно — пока дот не будет взят, наши войска не прорвутся к лощине. Л только через нее лежал путь вперед.

Прижимаясь к земле, советские бойцы ползли к огневой точке врага. Раздался треск пулеметных очередей из дота — и скошенная под корень трава легла на землю. Дальше ползти нельзя: японский пулеметчик с высоты зорко просматривает местность. Только один боец-автоматчик Георгий Евдокимович Попов, мог бы подобраться к доту и забросать его гранатами. Попов пополз вперед. Японцы заметили смельчака и дали одну за другой несколько очередей из пулемета. Пока мимо. Попов продолжает ползти. До дота осталось метров двадцать. «Теперь можно попробовать»,— решил Попов, и две гранаты полетели в сторону дота. Раздался взрыв — комья земли и дыма взметнулись к небу. Вражеский пулемет замолчал. Советские бойцы изготовились к последнему броску. Но едва рассеялся дым от разрыва гранаты, как вражеский пулемет заговорил снова. Огненные струи заставили бойцов опять залечь. Больше ждать нельзя ни секунды, промедление грозит гибелью многих бойцов, товарищей Георгия Попова. И тут все напряженно следившие за дотом увидели, как солдат поднялся во весь рост и бросился к амбразуре дота. В нескольких метрах от цели Попов был тяжело ранен, но, напрягая последние силы, он сделал еще несколько шагов вперед и своим телом закрыл огнедышащую амбразуру.

«Красноармеец Попов Г.Е.,— сказано в наградном листе,— не щадя жизни, своей грудью закрыл амбразуру, чем обеспечил беспрепятственное продвижение своего подразделения и уничтожение японского дота.

За выдающийся героический подвиг на фронте борьбы с японскими захватчиками достоин высшей правительственной награды — посмертного присвоения звания Героя Советского Союза.

Командир 98-го отдельного пулеметного батальона майор Константинов».

Далее следуют подписи коменданта укрепрайона гелерал-майора Жестакова и командующего 25-й армией генерал-полковника Чистякова.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1945 года уроженцу села Городище Бондарского района Тамбовской области красноармейцу Попову Георгию Евдокимовичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Три советских воина в боях с японскими захватчиками совершили тот подвиг, который мы называем подвигом Матросова. Первым из них был сорокапятилетний красноармеец, беспартийный коммунист, наш земляк Георгий Евдокимович Попов.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind