11 апреля 1907 г.

1907 г., апреля, 11 дня, мы, нижеподписавшиеся, Тамбовской губ., Спасского у., Салтыковской вол., дер. Новой, крестьяне - собственники из числа домохозяев в числе … человек, быв сего числа в общем собрании на сельском сходе в присутствии сельского старосты Василия Семенова Овсянникова имели суждение в следующем, в том, что мы пользовались от конторы его сиятельства кн. Н. Н. Гагарина подножным кормом для пастьбы скота и землею для посева и за каковые угодья мы уплачивали разнообразными работами, как-то: возка навоза и посадка картофеля и жатва ржи. Но (в) текущий 1907 г. контора желает нам передать необходимое для нас поле пахоты и подножный корм за деньги и назначает цену, невыносимую и непосильную для нас. Каковую землю мы не в силах окупить за означенную цену, а обойтись нам без нее никак невозможно потому, что скот нам некуда выгнать для пастьбы и сеять яровой хлеб. Но мы, видя, что контора хорошо знает, что нам необходимо по крайней нужде придется брать означенную землю, поэтому и теснит нас, налагает цену 3 руб., а земля никак не стоит 3-х рублей десятина, потому что пески и овраги, но мы, общество, предлагали конторе один рубль за десятину, а подножный уступить нам бесплатно, но он, управляющий конторой, не согласился удовлетворить нашу просьбу, и мы ему предназначили добровольную плату один рубль, или же по какой цене законно оценит землеустроительная комиссия и на это мы согласны. Но управляющий нам не приказал производить обработку земли и пользования подножным кормом. Нам и без этого корма совсем некуда выпустить скот, а до разрешения и законного обсуждения нам приходится кормить скот на дворе, чего мы не в силах сделать, потому что едва дождались, когда сойдет снег. Весь корм потравили, да еще летом кормить на дворе, тогда уже у многих должна скотина поистребиться без корма. Но ведь ее жалко, скот нас приведет к крайнему разорению потому, что нынешнюю зиму все домохозяева сами желали прокормить свою скотину до выгона на пастьбу, делили с нею последнюю горсть муки и поэтому контора хорошо знает, что нам кормить уже нечем, так сколько назначут плату, столько и уплатят.

Но мы назначили стоимость, каковую мы согласны уплатить, но контора не сделала с нами согласия. Так мы решили гнать скот на пастьбу и разделить землю, а оплачивать за землю за десятину один рубль, или как оценит землеустроительная комиссия, мы все согласны.

А еще нам конторская земля 21 десятина подходит рубежом вместе к нашей деревне, так что курица со двора у нас выйдет — и на их землю, поросенок и свинья где-нибудь в ветхую городьбу — так уже на конторской земле и которую скотину сторож от конторы гоняет палкой по полю, это только благодаря в 1906 году, а в прежние годы мы как ни стерегли свой скот, а почти каждому домохозяину пришлось ежегодно штрафами окупать свою собственную скотину по дорогой цене, так что сколько в лето уплатить конторе штрафу и эту стоимость осенью не дают за ту скотину: свинью или телку, или гуся, поэтому у нас идет из-за этой земли распря и ссора и та земля делает большой ущерб обществу и мы очень затеснили стройку в нашей деревне, заселили свою землю, один край дошел до Студенецкой земли, другой с отмены крепостного права существует рядом с конторской землей, вот мы, общество, также просим контору сдать нам в арендное содержание для избежания кляуз и ссор с конторой и как эта земля плодородна и слишком нас вводит в убытки ежегодно, так мы, во избежание таких неприятностей, согласны уплачивать ежегодно аренду 5 руб. за десятину, которых 21 дес., и для решения этого дела мы из среды себя избрали уполномоченных людей: крестьянина Александра Петрова Ковалькова и Никиту Иванова Назина, что они по этому благоразумно учинят, мы им верим, спорить и прекословить не будем.

В том и подписуемся.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind