В дореволюционной Тамбовской губернии обширный Кирсановский уезд был одним из основных очагов, сохранивших помещичье землевладение и связанных с ним остатков феодализма, являлся своего рода воплощением исторической отсталости всего края. На этой объективной основе росли социальные противоречия, которые крайне обострялись в связи с неудачной для России войной с Японией, в связи с событиями 9 января 1905 года и началом буржуазно-демократической революции в стране.

Первая Российская революция отозвалась в сугубо земледельческом Кирсановском уезде, где по существу не было промышленности и кадрового пролетариата, волной крестьянских выступлений, пожарами в помещичьих усадьбах, паникой местных властей, бессильных самостоятельно справиться с нараставшим крестьянским движением.

Так, в июне 1905 г. Тамбовский губернатор фон-дер Лаунец телеграфировал в Петербург в департамент полиции об аграрных волнениях в имении Петрово-Соловьево, возникших по инициативе крестьян соседнего Балашовского уезда. Фон-дер Лаунец обратился за военной помощью к саратовскому губернатору, небезызвестному П.А. Столыпину.

Еще большего накала классовая борьба в кирсановской деревне достигла осенью 1905 г. 22 октября помещики Осино-Гаевской волости Комовский, Ракитников, Кукарин и Гелгазин телеграфировали тамбовскому губернатору: «Шайкой из 50-и человек с 33-мя подводами ограблены имения Шиловской, Коробовских, Шульгина. Назначен грабеж по соседним имениям. Просим немедленной защиты». В тот же день помещик Кондырев сообщил в Тамбов из Кирсановской волости о погроме вооруженными крестьянами его имения, добавляя: «Остальные крестьяне волнуются, намерены последовать примеру».

Кирсановская волость, видимо, оказалась в эпицентре крестьянских волнений, и уже на следующий день местные помещики Ведерников, Давыдов, Елгазов и Лизов взывали к губернатору: «В Куровщинской волости начались грабежи с вооружением, разграблено 5 имений. В грабеже участвуют до трехсот человек. Компания грабителей ежедневно увеличивается, наши участки назначены к разграблению. Просим немедленно помощи». С такой же просьбой обратился в Тамбов и управляющий имением графини Василевской-Шиловской.

Губернская власть, хотя и сама находилась в затруднительном положении из-за размаха революционного движения в крае, не могла, естественно, не откликнуться на мольбу кирсановских помещиков. Уже 23 октября фон-дер Лаунец приказал командиру 3-го запасного кавалерийского полка, размещенного в Кирсанове, направить в Куровщинскую и другие волости полуэскадрон в конном строю и прекратить аграрные беспорядки «немедленно энергичными мерами». Однако, то ли местных войск не хватало, то ли они не слишком усердно действовали, но справиться с массовым движением им явно не удавалось. Более того, 26 октября в Тамбов была направлена срочная телеграмма за 50 подписями (городской голова Шелипов, председатель земской управы, гласные городской думы, помещики), в которой говорилось о приближении вооруженных толп крестьян к Кирсанову и содержалась отчаянная просьба «немедленно экстренным поездом прислать войска из Тамбова в Кирсанов».

Вероятно, в ответ на это в Кирсановский уезд из Тамбова был направлен советник губернского правления Луженовский с войсками. Уже 28 октября он сообщал о прибытии в Усмань с двумя ротами солдат и о крестьянских погромах в селах Вяжли, Осиновке, Андреевке. Лужновский сетовал, что крестьяне уклоняются от столкновения с войсками, быстро рассеиваются, и потому «пехота лишена возможности дать кровавый урок». Луженовский со своим карательным отрядом без сна и отдыха метался по уезду, но стоило ему усмирить одну волость, как волнения вспыхивали в другой. Группа помещиков Арбеньевской волости Кирсановского уезда, не надеясь на правительственные войска, обратилась к губернатору с просьбой прислать оружие для организации дружин самообороны против крестьян. Их телеграмма от 1 ноября 1905 г. выразительно передает положение в уезде и настроение местных земледельцев: «хотя крутыми мерами удалось подавить движение Арбеньевской волости, порядок долго не продержится благодаря наплыву громил других местностей. Кругом идет ужасная Пугачевщина. Находимся в постоянной опасности смерти. Выезд невозможен».

1906 год не принес успокоения землевладельцам и помещикам, движение крестьян не утихало, правительство вновь применяло оружие. «Так, «Русские ведомости» в № 138 сообщали о том, что 25 мая в г. Балыклей конные стражники убили трех крестьян, из них одну девочку 7 лет, 21 человек ранили. 315 жителей села подписали телеграмму протеста в адрес Государственной думы».

В июне 1906 г., судя по документам, в Кирсановском уезде произошла вспышка крестьянского социального протеста. 21 июня начальник Тамбовского губернского жандармского управления полковник Семенов доносил в департамент полиции о том, что в имениях Сатина, Чернышева, Крюченковых, Цугонева, Крючкова, Боброва, Мартынова крестьяне разгромили постройки, разграбили хозяйственный инвентарь, угнали скот, увозили сено, потравили посевы. Крестьяне громили не только помещичьи усадьбы, но и богатые крестьянские хутора. Кажутся бессмысленными такие крестьянские действия, как поджоги домов, порча фруктовых деревьев, но за ними крылись не только стихийность и низкая сознательность крестьянских масс, но и глубина классовой мужицкой ненависти к эксплуататору. Вместе с тем показательно, что крестьяне применяли бойкот помещиков, не допуская никого на работы к ним.

Помещики вновь ходатайствовали о присылке войск, просили оставить казаков и солдат на постое до зимы. В июне председатель Кирсановской уездной земской управы Л. Дашкевич писал, например, тамбовскому губернатору: «Движение разгорается, уже несколько имений разграблены, иные совсем, между прочим, образцовое имение в Гавриловке. Казаки действуют вяло, сами говорят крестьянам, что хлеб увозить можно. Войска совершенно недостаточно, полная бескомандность, так как руководителей нет. Непременно необходима посылка войск, оттого телеграфировал вам о присылке пехоты, как вы мне обещали. Если не будут присланы войска, весь уезд загорится и движение может принять огромные размеры мгновенно».

Губернатор Янушкевич 13 июня предписал Кирсановскому исправнику самыми решительными мерами пресекать аграрные волнения, не останавливаясь перед применением оружия, арестами зачинщиков, устранением причастных к волнениям сельских старост, старшин, писарей.

Из текста некоторых документов можно понять, что и войска, состоявшие в основном из бывших крестьян окрестных губерний, неохотно действовали против крестьян. 16 июня тот же Дашкевич вновь просил губернатора прислать части войск, набранных не в черноземных губерниях.

Чрезвычайными репрессивными мерами властям, по-видимому, удалось сбить волну крестьянских выступлений, но не подавить ее до конца. Так, 28 июня крестьяне деревни Шеболовки всем миром разгромили имение помещицы Ланской. Прибывшими казаками и стражниками были арестованы как агитаторы и зачинщики четыре крестьянина. 16 сентября крестьяне с. Коноплянки произвели порубку леса у помещика Петрово-Соловьево. При этом один из крестьян был убит стражниками.

Вспышки крестьянского движения в уезде возобновлялись, и в 1907 году, хотя и в меньших масштабах. Царская администрация жестоко усмиряло аграрное движение.

В 1905—1907 годах крестьянское движение охватило большинство уездов Тамбовской губернии, но и на общегубернском фоне Кирсановский уезд выделялся размахом и активностью крестьянской борьбы.

Е.И. Камышников

С документами о крестьянских волнениях можно ознакомиться здесь.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind