17 октября 1941 г.

В течение последних дней положение на важнейших направлениях фронта резко изменилось. Враг прорвал нашу линию укреплений и захватил Орел, Брянск, Вязьму и Мариуполь. Таким образом, сейчас, как никогда, над нашими жизненными центрами нависла серьезнейшая угроза. Москва находится в непосредственной опасности. Сейчас особенно сказанные слова товарищем Сталиным в речи по радио 3 июля должны быть глубоко прочувствованы и осознаны нашим народом и в первую очередь коммунистами и комсомольцами.

Товарищ Сталин говорил: «Дело идет, таким образом, о жизни и смерти Советского государства, о жизни и смерти народов СССР, о том, быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение». Вопрос стоит так: будет ли советское крестьянство работать свободно на своей земле или оно будет закрепощенным, станет рабом немецких баронов и помещиков? Будет ли наш советский рабочий жить свободно или он станет рабом, живущим в лагерях и работающим на немецких капиталистов? Будет ли наша советская интеллигенция свободно и счастливо трудиться на благо своего народа или она будет истреблена и порабощена? Будут ли наши дети свободно учиться и развиваться или они с самого детства будут порабощены фашистским игом?

Вот какие вопросы сейчас решаются на полях сражений со зверским врагом. Враг силен, коварен и неумолим. Он держал расчет на молниеносную войну. Опьяненный легкими победами на Западном фронте, он создал легенду о непобедимости своей армии головорезов. Но история войн показывает, что непобедимых армий нет. Гитлеровская армия бандитов, как и другие, так называемые непобедимые армии, будет наверняка разбита. В этом должен быть твердо уверен наш советский народ.

Несколько слов о первых итогах Великой Отечественной войны. Самое неприятное и тяжелое для нашего народа это то, что мы потеряли большую территорию, а вместе с ней и значительную часть нашей промышленности. Было бы непростительной глупостью заявлять, что это пустяки. Но, тем не менее, мы все должны быть твердо убеждены, что эти потери не решают исхода борьбы, хотя они, безусловно, являются для нас тяжелыми.

Вместе с этим мы должны видеть и другие итоги войны, которые показывают, как срываются жуткие планы палача Гитлера, как растет героическое сопротивление нашей великой страны. Каковы же эти итоги?

Первое — гитлеровское командование поставило своей целью уничтожить нашу армию уже в первых сражениях. Однако, несмотря на то, что на фашистскую Германию работает не только немецкая промышленность, но и заводы оккупированных Германией стран, несмотря на то, что Гитлер мобилизовал огромную армию, все же его планы молниеносной войны провалились. Оказалось, что наша славная Красная Армия не только не разбита, но сила ее возрастает, и удары по врагу все более становятся ощутимыми.

Второе — озверевший враг имел целью в несколько недель захватить наши главные центры. Еще в июле месяце гитлеровские радио-лгуны трубили о том, что захват Москвы — это дело нескольких дней. Они не раз болтали и о том, что в Ленинград уже вступают, но факты говорят другое, что жизненные центры нашей страны находятся в наших руках и бесперебойно снабжают Красную Армию.

Третье — свирепый враг ставил задачу, захватывая нашу территорию, вывозить в Германию хлеб, нефть и другие нужные ему материалы. Вместо этого в захваченных временно районах фашисты находят пустые амбары и выведенные из строя предприятия. Если говорить о нефти, то до этих районов враг находится на недосягаемом расстоянии. Голодные, измученные орды убийц и мародеров идут по выжженной нашей земле и вынуждены довольствоваться грабежом нашего населения.

Четвертое — они хотели закончить войну до наступления осени, но вот уже наступает зима, а конца войны все еще не видно.

Пятое — гитлеровская свора хотела захватить и закабалить наш народ, заставить его работать на себя, но большая часть советских людей, даже в захваченных районах, оказывает серьезное сопротивление врагу и уходит в партизанские отряды.

Шестое — гитлеровские палачи рассчитывали изолировать нашу страну от всех остальных государств и народов. Для этого они делали попытки вести переговоры с Англией и другими государствами, но и этот коварный их план провалился. Наша освободительная борьба находит горячую поддержку у всего прогрессивного человечества.

Седьмое — гитлеровские захватчики заняли значительную часть нашей территории. Но какой дорогой ценой достались им наши города и села! Скромные подсчеты, сделанные начальником Советского Информбюро т. Щербаковым, говорят сами за себя. Потеряла гитлеровская Германия за три месяца войны с нами почти столько же, сколько за всю мировую войну.

Понятно поэтому, почему Гитлер в последнем своем выступлении по радио, якобы посвященном кампании «зимней помощи», умолчал о своих огромных потерях и безбожно врал о потерях Красной Армии.

Таковы краткие итоги трехмесячной войны. Вывод таков: гитлеровской армии нанесен большой урон, но она все еще остается сильной, она еще все лезет вперед и будет лезть, не считаясь ни с какими потерями, так как в остановке движения своей армии Гитлер видит неминуемую гибель.

Товарищи! Великая схватка с немецким фашизмом в корне изменила и усложнила наши задачи в партийно-политической работе. Все мы должны понять, что война будет длительной и упорной, и ожесточение в этой войне будет все больше и больше нарастать. Мы не можем недооценивать силу врага и мы знаем, что чем сильнее будут потери гитлеровской армии, чем яростнее будет сопротивление и нажим с нашей стороны, тем на более чудовищные злодеяния будут идти эти отъявленные банды фашистов.

Мы — коммунисты — должны быть к этому постоянно готовы и готовить свой народ. Для этого требуются большая выдержка, стойкость и организованность в первую голову коммунистов и всего нашего народа в целом. Для этого необходимо, прежде всего, как говорил товарищ Сталин, окончательно отрешиться от благодушия и мирных настроений.

Ленин учил нас, что «побеждает на войне тот, у кого больше резервов, больше источников силы, больше выдержки в народной толще». Война требует много вооружения, продуктов питания и материалов. Наше напряжение в работе, в тылу, должно с каждым днем все более усиливаться в полном соответствии с той степенью напряженности, которую испытывает на войне наша Красная Армия.

Сегодня мы не можем говорить о наших успехах в масштабе области, так как мы их имеем крайне мало, поэтому будем говорить о наших больших недостатках.

На протяжении последних трех месяцев областной комитет партии давал партийным организациям области ряд практических указаний в своих письмах, решениях и на совещаниях о том, как надо проводить работу в военное время. Однако надо сказать, что не все руководители районов и городов сделали необходимые выводы из наших неоднократных указаний. Чем, как не беспечностью и нежеланием понять обстановку, можно объяснить плохую работу по уборке урожая и заготовкам хлеба? Чем, как не благодушием, объяснить неудовлетворительную работу многих промышленных предприятий и ж.-д. транспорта нашей области?

Некоторые руководители районов и работники земельных органов пытаются сослаться на трудности, созданные военной обстановкой, но эти ссылки придуманы только для того, чтобы скрыть бездеятельность и неповоротливость благодушно настроенных людей.

Ведь Шпикуловскому, Шапкинскому, Мичуринскому и некоторым другим районам дождливая погода и военная обстановка не помешали вовремя убрать хлеб, вести быстрыми темпами заготовки и другие сельскохозяйственные работы. Опыт работы этих районов показывает, что вся область имела полную возможность проводить все сельскохозяйственные работы в полном соответствии с требованиями военной обстановки.

Только нашим благодушием и беспечностью можно объяснить тот факт, что Тамбовская область, не находившаяся, как известно, до сих пор на военном положении, работает хуже ряда прифронтовых областей, объявленных на военном положении.

Из соседней с нами Воронежской области в наиболее напряженный период уборки были посланы многие десятки тысяч людей для строительства укреплений на оборонительных рубежах. Мы же колхозников рыть окопы еще не посылали. Однако Воронежская область работает намного лучше нас. Они выполнили план хлебозаготовок на 80%, а мы только на 33%, они вовремя засеяли весь озимый клин, а у нас план озимого сева выполнен лишь на 80%.

О серьезной опасности, в которой находился и сейчас находится хлеб, нас еще в начале сентября предупредил товарищ Сталин. Мы должны были в короткие сроки скосить и заскирдовать хлеб, усилить молотьбу с тем, чтобы спасти хлеб от гибели. Требования товарища Сталина, изложенные в известной вам телеграмме, для областной партийной организации были равносильны военному приказу. Однако некоторые районы и до сих пор косовицу колосовых не закончили, хлеб не заскирдовали и молотят его недопустимо медленно. []*.

Насколько безответственно отнеслись некоторые секретари райкомов партии к завершению уборки хлебов, можно видеть на таком факте. Алгасовский район особенно плохо проводил в этом году все сельскохозяйственные работы. На это исключительно опасное отставание уборочных работ руководителям района было указано на областном совещании по радио и в решении бюро обкома партии. Казалось, что после наших серьезных предупреждений надо было руководителям района принять все меры к ликвидации отставания в уборке. Однако вместо этого секретарь райкома партии т. Зотов в своей докладной записке, присланной в обком, свою бездеятельность пытался оправдать дождями, трудностями военного времени и какими-то особыми «алгасовскими традициями». Я вынужден был поехать в этот район и проверить, что представляют собой «алгасовские традиции», которые мешают парторганизации района добросовестно выполнять задания партии и правительства. На поверку оказалось, что под «алгасовскими традициями» скрывается исключительная безответственность, распущенность и недисциплинированность руководящего партийного и советского актива.

В день моего приезда в районе намечался воскресник по уборке урожая. Однако секретари райкома, председатель райисполкома и все другие руководящие работники района находились в районном центре и никакой подготовительной работы к воскреснику не провели. В результате в этот день на полях Алгасовского района я не видел ни одного колхозника. Весь народ был на базарах.

Больше того, по просьбе т. Зотова мы открыли глубинный пункт для ссыпки зерна колхозами, отстоящими далеко от ж.-д. станции. Но наша помощь оказалась не впрок. Этот пункт был использован колхозами Рязанской области, а колхозам Алгасовского района придется возить хлеб за 35 клм. Понятно, что областной комитет партии не мог терпеть такое безответственное отношение руководителей Алгасовского района к телеграмме товарища Сталина и поэтому вынужден был привлечь их к строгой партийной ответственности. О решении обкома по Алгасовскому району все секретари райкомов и горкомов знают.

Введенная Центральным Комитетом партии и правительством в нашей области трудовая повинность и повышенная оплата труда колхозников, как известно, представляла собой чрезвычайную меру, которая была вызвана необходимостью сохранить хлеб от гибели. После этого надо было ожидать резкого увеличения темпов уборки и хлебозаготовок. Однако прошедшие три пятидневки со времени введения трудовой повинности не дали нам ожидаемых результатов. Темпы хлебозаготовок, уборки, молотьбы и других осенних с/х работ по-прежнему остаются низкими. Вместо роста с 1 по 5 октября область заготовила хлеба в два раза меньше предыдущей пятидневки.

Особенно плохо заготавливают хлеб Алгасовский, Кирсановский, Бондарский, Волчковский, Дегтянский, Полетаевский, Рассказовский, Гавриловский, Уметский, Сампурский, Тамбовский, Сосновский, Ст[аро]-Юрьевский и некоторые другие районы.

Специально хочу остановиться на Хоботовском районе. Областной комитет партии, проводя с секретарями райкомов партии закрытое радиосовещание по вопросам уборки и хлебозаготовок, приводил в пример по выполнению плана хлебозаготовок Хоботовский район, который по государственной сводке имел по состоянию на 30 августа 33%. Это тогда, когда область в целом имела 12%. При этом следует заметить, что когда я в докладе указал благоприятную цифру для Хоботовского района и похвалил за хорошую работу секретаря райкома, то с его стороны я не встретил никаких возражений. Спустя довольно продолжительное время обком узнает, что Хоботовский район просто нас обманул и теперь, по истечении со дня совещания полутора месяцев, он имеет всего лишь 32%.

Надо было ожидать, что т. Сорокин немедленно исправит допущенную им грубейшую ошибку, однако, этого не случилось. За последнее время Хоботовский район вывозит в пятидневку по 35 тонн. В прошлом году при плане 7853 тонны было вывезено на 15 октября 3218 тонн — это при плохом урожае, а в этом году, когда правительство сделало большую скидку району и установило план в 4750 тонн, т.е. почти в два раза меньше, т. Сорокин вывез хлеба всего лишь 1536 тонн.

Позволительно спросить, почему же это так? На этот вопрос сам т. Сорокин отвечает так. Когда представитель облуполнаркомзага т. Очнев порекомендовал т. Сорокину послать на 4-5 дней в колхоз партийный актив, то последний ответил, что сейчас обстановка такова, что он не может послать актив даже на один день и заявил: «Кто знает, что может случиться, в ночь залетят, а в районе никого нет».

Как видно, партийный руководитель района до сих пор не опомнится от той паники, которая овладела им во время воздушного налета на село Терновое. А это было более месяца тому назад.

Разве так должны большевики работать в военное время? Разве так должен вести себя партийный руководитель? Так поступают только слюнтяи и паникеры, которых надо отстранять от руководящей партийной работы. Я предлагаю пленуму обкома обсудить поведение т. Сорокина и снять его с поста первого секретаря райкома партии.

К бессовестным партработникам, к бездельникам, слюнтяям и паникерам обком применял и будет применять такие меры, которые вытекают из обстановки военного времени.

Пленум должен потребовать от всех РК и работников заготовительного аппарата усиление хлебозаготовок с расчетом выполнения государственного плана в основном к 24-[й] годовщине Октябрьской революции. Ссылки на сырую погоду, на влажное зерно не могут служить оправданием. Мы своевременно предупреждали и требовали строить сушилки. Тот, кто их вовремя не построил, обязан строить сейчас и сушить хлеб на колхозных печах.

Нет нужды доказывать, что в военное время значительно возросла потребность в хлебе, овощах и в других продуктах сельского хозяйства. Враг занял большую территорию, производящую продукты сельского хозяйства. Следовательно, наши обязанности в деле снабжения страны продуктами питания значительно возросли. Исходя из этого, теперь же в колхозах надо создать солидные продовольственные, семенные, фуражные и другие фонды, предусмотренные известным постановлением ЦК ВКП(б) и Совнаркома СССР. Кроме этого, совершенно необходимо создать в колхозах особый фонд — фонд обороны, в который должно быть положено как можно больше хлеба. Условия у нас для этого имеются. По ориентировочным подсчетам в области в этом году будет товарного хлеба в два раза больше, чем в 1940 году. Я должен предупредить секретарей райкомов партии о том, чтобы в этом году не было чрезмерного увлечения выдачей большого количества хлеба на трудодни. Сейчас уже есть случаи, когда авансом на трудодни выдают по 2-3 килограмма. Я думаю, достаточно будет выдать на трудодень не более 3 кгр. для того, чтобы колхозник был до нового урожая с хлебом. Эта мера ликвидирует спекуляцию хлебом и в то же время даст возможность создать в колхозах мощные хлебные фонды.

Остановлюсь на работе промышленности и транспорта. Промышленные предприятия и железнодорожный транспорт нашей области все еще не справляются со своими задачами и плохо удовлетворяют потребности фронта. Многие партийные работники и директора предприятий забыли о решениях 18-[й] Всесоюзной партийной конференции, перестали интересоваться такими вопросами, как проверка исполнения, укрепление дисциплины и повышение производительности труда, ликвидация простоев оборудования, выполнение суточных графиков. А ведь от них целиком зависит судьба производственного плана. Только этим и можно объяснить, что вся машиностроительная промышленность нашей области сейчас снизила уровень производства против довоенного времени. В первом полугодии все машиностроительные заводы области выполнили план по выпуску товарной продукции на 95,1%, а в 3-м квартале производственная программа ими была выполнена всего лишь на 84,4%.

Партийная организация области не может дальше мириться с тем, чтобы наши заводы в период войны работали хуже довоенного времени. Сейчас мы обязаны подготовить промышленность, транспорт к зимним условиям так, чтобы все наши предприятия зимой могли работать лучше, чем до сих пор. Этого требует создавшаяся тяжелая обстановка на фронте.

Ленин и Сталин учат нас, что сила наша не только в резервах, но и в умении сплотить и организовать массы. Этого нельзя достичь без усиления политической работы, без тесной органической связи с массами. У нас же получилось не так.

Проверка показала, что многие партийные работники во время войны ослабили партийную работу и забросили политическую агитацию среди населения. Получилось неладно — задачи усложнились, а работу мы ослабили. Мы увлеклись сельским хозяйством, работой промышленных предприятий, военными делами. Все это крайне нужно, но подошли мы к этому делу узко делячески. Всем понятно, что сейчас все народное хозяйство должно быть поставлено на службу войне. Однако это не значит превратиться в узких деляг. Такой подход может пагубно отразиться на итоге войны.

Приведу наиболее серьезные недостатки в нашей работе. Возьмем прием в партию. Во многих наших организациях он почти прекратился. А ведь это является самым наилучшим отражением состояния политической работы. Теперь, как никогда, самая лучшая часть рабочего класса, интеллигенции, крестьян должна идти в нашу партию, как это, например, было в годы гражданской войны. Однако многие партийные организации, не учитывая этого, прекратили работу по приему в партию.

В третьем квартале наша областная партийная организация уменьшилась почти на 7 тыс. человек, а в партию было принято за это время только 919 человек.

В Инжавинском и Рудовском районах за время войны в партию не было принято ни одного члена или кандидата партии, а в Глазковском, Лысогорском, Токаревском, Туголуковском, Шапкинском, Шехманском, Мордовском, Платоновском, Тамбовском сельском и Хоботовском районах за это же время в ряды партии было принято всего лишь по одному-два человека.

Не лучше дело с приемом в партию и в городах. Например, в Центральном районе города Тамбова, где имеется много рабочих и интеллигенции, за время войны принято кандидатов в члены ВКП(б) только 18 человек.

Завод «Ревтруд» имеет сотни стахановцев, партийная организация насчитывает 93 кандидата партии с просроченным стажем. Однако за время войны эта партийная организация приняла всего лишь 8 человек в члены партии и 4 кандидатов. Парторганизация ведущего цеха №1 этого завода в военное время не приняла ни одного человека в партию, хотя здесь и состоят на учете 28 кандидатов с просроченным стажем. И вот при таком положении секретарь партийной организации цеха т. Зайцев заявляет, что у него хорошо поставлена партийно-политическая работа.

На заводе ТВРЗ 56% рабочих являются стахановцами. Однако из 13 первичных партийных организаций 8 за все время войны не приняли ни одного коммуниста. Вся же парторганизация завода за это время выросла только на 13 чел. Как видно, т. Мельхиседекову некогда заниматься политической работой и заботиться о пополнении партийных рядов. Но зато он находит достаточно времени для организации подготовки к эвакуации семей партийных и хозяйственных работников, хотя об эвакуации областной комитет партии никому указаний не давал.

Кстати, об эвакуации. За последнее время, в связи с изменившейся обстановкой на фронте, многие стали поговаривать об эвакуации, а кое-кто из коммунистов, вроде члена пленума обкома, зам. редактора областной газеты т. Ракова и начальника ж.-д. милиции т. Ветлугина, сразу же после небольшой бомбежки в городе поспешили отправить подальше свои семьи. Надо прекратить болтовню об эвакуации, помня, что если нам придется кое-кого эвакуировать, то это мы будем делать только по разрешению правительства, а не самотеком. Предупреждаю я об этом потому, чтобы рабочие не указывали пальцем на коммунистов и не называли их паникерами.

Вернусь к вопросам приема в партию. В депо ст. Тамбов при наличии около 500 стахановцев и ударников парторганизация за 9 месяцев 1941 года приняла в свои ряды только 4 чел.

Приведенные мною примеры говорят о том, что мы допустили большую политическую ошибку, забыв о пополнении партийных рядов. На протяжении всей истории нашей партии всякий раз, когда она шла на штурм трудностей, когда она напрягала свои силы для устранения опасности, нависшей над Родиной, ряды партии всегда усиленно пополнялись самыми мужественными, самыми преданными и самоотверженными людьми, глубоко убежденными в правоте дела партии. Так должно быть и теперь. Надо решительно исправить ошибки, допущенные нами в деле приема в партию.

Разве не грубейшей нашей ошибкой является и то, что на ряде предприятий, на селе и в городах не стали собираться партийные собрания и активы, не работают цеховые парторганизации, захирели наши агитколлективы. Уставом партии определено, что для каждой первичной партийной организации высшим руководящим органом является общее собрание. Партийные собрания должны созываться регулярно для делового обсуждения текущих партийных и хозяйственных вопросов. Где, как не на партийном собрании, может быть развернута большевистская критика и самокритика недостатков работы? В то же время партийное собрание является органом коллективного управления партийной жизнью, оно активизирует коммунистов и воспитывает их в духе непримиримости к недостаткам.

Однако это установленное требование нарушает ряд наших партийных организаций. В Избердеевском районе в колхозе «Сильный», как указывала «Тамбовская правда», на протяжении последних четырех месяцев партийная организация не провела ни одного общего собрания. Здесь нет роста партийных рядов, отсутствует политическая агитация. Можно себе представить силу этого колхоза, который носит название «Сильный».

Надо всем руководителям парторганизаций всерьез понять, что ослабление партийной работы ведет к разъединению партийного коллектива. Когда коммунисты предоставлены сами себе, сами переживают неудачи, сами делают свои собственные выводы, а иногда и подсказанные врагом, в результате этого партийный коллектив, как таковой, исчезает и складывается весьма благоприятная обстановка для всяких сомнений, слухов и панических разговоров. Свертывание партийной работы неминуемо ведет к ослаблению политической работы среди населения и дает возможность врагу проводить свою подлую работу.

Чем, как недооценкой политической работы в массах, можно объяснить тот факт, что у нас в районах и городах многие ответственные партийные, советские и хозяйственные работники пренебрежительно относятся к политической агитации, не находят время для руководства этой работой, сами с лекциями и докладами перед народом не выступают. [].

Надо понять, что ослабление политических позиций большевистской партии создает весьма благоприятную почву для распространения всяких враждебных и паникерских слухов среди рабочих и колхозников. Враждебные слухи находят себе распространителей, а носители их остаются часто безнаказанными.

Всем известно, что лютый враг засылает к нам в тыл своих агентов, чтобы они говорили населению, что Гитлер не хочет народу зла, а борется только против евреев и коммунистов. Мы должны решительно разоблачать эту гнусную ложь. Ничего не стоит гитлеровским бандитам, ограбившим какой-нибудь город или село, сбросить с самолета две-три буханки хлеба, несколько кусков колбасы и затем сбросить листовки, в которых рассказывается басня, будто у немцев всего много. Нам надо рассказывать народу всю правду об истинном положении дела.

Наши партийные организации, отдельные коммунисты очень часто проходят мимо подобного рода вражеской болтовни. На днях на заводе «Комсомолец» произошел такой случай. Группа работников одного Орловского завода во главе с инженером Ивановым, сбежавшие из Орла при первом выстреле, безнаказанно распространяли среди рабочих ложные, панические слухи. Выдавая себя за очевидцев, они в общежитиях и в столовой заявляли еще за три дня до сообщения Советского Информбюро о том, что Орел сдан почти без боя, и что в городе была страшная паника, вследствие чего все оборудование оборонного завода, на котором они работали, досталось врагу. Этим паническим слухам, быстро распространившимся среди всего коллектива завода, никто отпора не дал, несмотря на то, что они вызвали тревожные настроения у некоторой части рабочих и среди командного состава завода. Главный бухгалтер Балабанов, инженер механического цеха Иванов, мастер Марго и другие стали требовать от парткома немедленной эвакуации семей и их самих.

Спрашивается, что же сделали партбюро и ответственные работники завода для прекращения этой провокации? Трудно поверить, что секретарь партбюро т. Корабельников не знал такие вещи, которые были известны каждому рабочему завода. Однако он заявил инструктору обкома партии т. Бурашниковой о том, что ему об этом никто не сигнализировал. И после того, как ему было предложено принять меры к носителям панических слухов, т. Корабельников в течение двух суток (до вызова в обком) ничего не сделал.

Еще более недопустимую беспечность и политическую близорукость проявил секретарь Ленинского райкома партии т. Дорошаев. Партийная организация областного статистического управления исключила из кандидатов в члены ВКП(б) некую Голутвину за распространение среди группы работников статуправления особенно гнусных антисемитских слухов, придуманных немецкими фашистами.

Суть дела такова. Немецкие палачи в Белоруссии предложили украинцам и белорусам, попавшим в плен, выкопать яму и закопать живых евреев. Украинцы и белорусы отказались. Тогда они велели евреям закопать белорусов и украинцев в эти ямы, евреи также отказались. Тогда бандиты закопали всех вместе в эту яму — и украинцев, и белорусов, и евреев. Чтобы скрыть от нашего народа свои гнусные злодеяния, фашисты придумали вражескую легенду и пустили ее через своих агентов для распространения в нашем тылу. Эта легенда в изложении Голутвиной, которая к нашему стыду носила кандидатскую карточку, выглядит так: когда пленные белорусы и украинцы отказались зарывать в яму живых евреев, то немецкий офицер приказал евреям зарыть в землю живых белорусов и украинцев, на что евреи, якобы, согласились. Тогда офицер, указав на евреев, сказал белорусам и украинцам: «Вот смотрите, кто ваши враги, а не мы — немцы».

Когда стали допрашивать Голутвину, кто ей об этом говорил, она сослалась на какого-то раненого бойца, находящегося в госпитале, а когда ее прижали к стенке, то она указала на безымянную молочницу.

Вместо того чтобы немедленно разоблачить эту пособницу врага Голутвину и привлечь ее к строжайшей судебной ответственности, бюро Ленинского райкома партии во главе с т. Дорошаевым отменило решение первичной парторганизации об исключении Голутвиной из кандидатов в члены ВКП(б). Разве так должны поступать большевики, да еще партийные руководители? Где же у Вас, т. Дорошаев, политическая острота?

Не могу не привести еще один возмутительный случай, указывающий на исключительную беспечность, допущенную ответственными коммунистами, работающими в ответственных органах. Недавно в Юрловке председатель одного колхоза передал ночью в руки начальника райотд[еления] милиции и начальника РО НКВД двух дезертиров Красной Армии, предварительно сумев отобрать от них винтовки. Но вот «шляпы» и ротозеи — начальники — не сумели их довезти на машине в райцентр. Дезертиры по дороге, не будучи обысканными, ножами исполосовали лица двух начальников и пытались выскочить из машины. Одному это удалось, а другого с помощью шофера задержали. Сейчас в Юрловке этих начальников называют «шляпами» и ротозеями, о которых секретарь РК т. Казаков не счел даже нужным поставить в известность обком партии. […].

Кто же, кроме нас, может разъяснить положение дела, вести агитационную работу? Если мы этого делать не будем, то за нас это сделают враги.

Надо отметить еще одну оплошность в поведении некоторых коммунистов, которые думают, что есть газеты, радио, народ у нас грамотный, ну и пусть себе читает. Такие рассуждения приносят нам большой вред.

При огромном влиянии нашей печати, радио мы не можем недооценивать живого слова. Живое слово ничем заменить нельзя. Кроме того, есть такие факты, по которым можно вести разъяснение только в беседах. Возьмите, например, вражеские листовки, которые начинают проникать и в нашу область. Слов нет. Листовки эти довольно глупые и бессмысленные — вроде такой: «Бей жида, политрука, рожа просит кирпича», но они не могут не оставлять некоторого следа в сознании неграмотного человека.

Что нужно делать с листовками врага? Надо их уничтожать или передавать соответствующим органам. Но кое-какие из листовок все же попадают к нашим гражданам и прочитываются. Как же быть с этим? Не будем же мы открывать полемику в печати по этому поводу или выступать по радио. Значит, надо выявить, кто получил эти листовки, кто их прочитал, надо провести беседу с этими людьми, разъяснить им провокационную сущность этих листовок, разоблачить врага. Тех людей, которые начинают полемизировать по поводу вражеских листовок, следует разоблачать и передавать по назначению.

Вывод таков: всем нашим партийным организациям нужно решительно покончить с недооценкой политической агитации и особенно с недооценкой живого слова. Что надо для того, чтобы усилить политическую работу?

Первое. Прежде всего, коммунистам следует понять, что партийную работу в условиях войны ослаблять никак нельзя, ее надо во много раз усилить.

Нужно регулярно проводить партийные собрания, надо систематически заниматься с коммунистами и особенно с агит. коллективами, разъясняя им задачи, стоящие перед партией, мобилизуя всех коммунистов на развертывание политической работы с массами.

Второе. Надо чаще проводить общие собрания рабочих, служащих и колхозников, регулярно проводить политические беседы, читки газет.

На заводах, на вокзалах, в магазинах, буквально во всех местах, где скопляются люди, мы должны неустанно вести агитационную работу.

Третье. Все наши собрания, беседы, заседания партийных, советских и хозяйственных органов и особенно на производстве мы должны проводить накоротке, но регулярно.

Проводя собрания, развертывая широкую политическую работу, мы не должны ослаблять своего внимания к вопросам производства. Это было бы грубой и опасной ошибкой в нынешнее военное время. Все собрания, беседы мы должны проводить под лозунгом боевой мобилизации масс на повышение производительности труда, на максимальное увеличение количества двухсотников.

Четвертое. Нельзя допускать недооценки живого слова. Надо увеличить коллективы агитаторов, подобрать квалифицированных коммунистов и беспартийных большевиков — опытных докладчиков, освободившись от людей невежественных, путающих, болтающих отсебятину, запретить им выступать на массовых собраниях с докладами. Для этого как можно шире использовать партийный, хозяйственный актив не только для докладов на партийных собраниях, но и среди населения.

Каждый ответственный работник, каждый член партии обязан не реже одного раза в неделю выступать с докладами о текущем моменте. Не реже одного раза в неделю надо собирать агитаторов, беседчиков для инструктирования и обмена мнениями. В помощь докладчикам, агитаторам в каждой партийной организации надо создать агитпункты, сосредоточив все необходимые в них материалы.

Надо твердо всем нам уяснить, что успехи настоящей войны в значительной степени будут зависеть от агитации, от убеждения, от политической работы в массах.

Что надо разъяснить повседневно всему населению? Прежде всего мы должны отвечать на злободневные вопросы, которые чаще всего задают. Что это за вопросы?

Некоторые рассуждают таким образом: «Как же так, собирались воевать на чужой земле, а воюем на своей, да еще и отдаем города?», «Как же так, собирались воевать малой кровью, а приходится нести большие жертвы?».

Несознательным авторам этих вопросов надо настойчиво и толково разъяснять. Провокаторов и шпионов разоблачать и сажать в тюрьму.

Мы должны разъяснять несознательным, что партия легкой победы никогда не обещала. Товарищ Сталин говорил, что воевать нам придется рано или поздно, что война будет самая жестокая, что в этой войне будет решаться вопрос жизни и смерти Советского Союза.

Партия и товарищ Сталин предусматривали возможность захвата врагом части нашей территории. Они все делали для того, чтобы продлить нашу мирную передышку, все делали для того, чтобы использовать мирную обстановку для наилучшей подготовки к предстоящей войне. Партия проделала большую работу по усилению военной мощи нашей страны. Именно поэтому Красная Армия разрушила план молниеносной войны и развенчала легенду о непобедимости гитлеровской армии.

Второе — надо разъяснить нашим гражданам, что опасность для Советского Союза очень велика, что вопрос стоит весьма остро: либо мы разгромим гитлеровскую Германию, либо на многие и многие годы наша страна попадет в фашистскую кабалу.

Надо разъяснить отсталой части населения, которая думает, будто бы гитлеровские полчища будут бить только коммунистов и евреев, что эти люди глубоко заблуждаются.

Надо неустанно разъяснять на ярких примерах, как зверски и чудовищно расправляются гитлеровские бандиты с мирным населением. Мы можем прямо сказать, что в этом направлении работу мы проводим далеко не удовлетворительно. Целый ряд важнейших документов, публикуемых в печати, нами не используется. Мы сейчас располагаем многими документами, при чтении которых у каждого нормального человека останавливается в жилах кровь, холодеет сердце и вызывается чувство самой священной ненависти к заклятому врагу. Я хочу привести только один документ.

Крестьянин-партизан Полесской области Вусел Николай Анисимович, находящийся сейчас на излечении в одном из госпиталей г. Тамбова, пишет в редакцию «Тамбовской правды»: «В Нарыцком районе фашисты сожгли почти все деревни, тысячи жителей ограблены и обречены на холодную и голодную смерть. Я сам был очевидцем, как в деревне Николаевке восьмидесятилетних стариков Русановича и Дубко немецкие солдаты закололи только за то, что они осмелились тушить хаты, подожженные фашистами.

В деревне Черцин оставшихся женщин, стариков и детей (всего около 250 человек) солдаты, вооруженные автоматами, загнали в озеро, образовавшееся на месте выгоревшего торфяника, и продержали в воде в течение 10 часов. Беззащитные, находясь в болотной воде, переживали мучения от пиявок и холода, однако, фашистам этого было мало. Вслед за этим людоеды все население деревни заперли в помещение скотобойни и продержали их там 4 суток без воды и пищи. Здесь от истощения умерло 2 женщины и 6 детей. За это время фашисты ограбили и сожгли деревню.

В деревне Вяжны фашисты на глазах населения расстреляли двух колхозников только за то, что у них на рубахах были нашиты черные пуговицы с изображением пятиконечной звезды.

Колхозник Русанович Игнат был расстрелян за то, что он при входе фашистов в деревню закрыл ворота своего двора. В этой деревне в первые же дни было расстреляно 27 человек, а 75 колхозников фашисты увели неизвестно куда. На всех колхозников, у которых фашисты не обнаружили коров, наложена контрибуция, а оставшихся коров доят немецкие солдаты.

Их издевательству нет меры. Рано утром к колхознице Дудко пришел солдат выдоить корову. Однако через несколько часов за молоком с котелками пришло еще 2 солдата, но так как молока уже не оказалось, то за это они избили колхозницу до полусмерти, а корову пристрелили.

В этой же деревне на захваченных в плен четырех красноармейцев фашисты надели хомуты, избили палками и вместо лошадей заставили возить кухню.

Фашисты оставили много детей сиротами без крова и хлеба. Везде слышались стоны, встречаешь трупы замученных людей. Но все эти зверства не запугали белорусский народ. С каждым днем растут и крепнут партизанские отряды. Они беспощадно уничтожают фашистских людоедов.

Прошу это мое письмо опубликовать в газете «Тамбовская правда» для того, чтобы знали колхозники, какую жизнь нам готовят фашисты».

Я прочитал это письмо потому, что оно является типичным для всех сел и городов, временно захваченных фашистами. Необходимо, чтобы о таких документах знал весь наш народ, ибо они воспитывают жгучую ненависть к врагу.

Третье — надо разъяснить населению перспективы войны, надо рассказать, что при огромных потерях гитлеровской армии она приобрела лишь только глубочайшую ненависть во всем мире. Не только у завоеванных народов, но и в самой Германии поднимается народная ненависть к Гитлеру.

Надо разъяснить, что в оккупированных странах идет активная партизанская война, что в Чехословакии и других странах растет движение саботажа на предприятиях. Надо разъяснить, что поднимаются на борьбу с гитлеровскими поработителями народы Франции, Польши и Югославии. Ясное дело, что народное движение не сразу охватывает всех поголовно, но оно, бесспорно, зреет и нарастает.

При разъяснении этих положений мы не можем обманывать себя и упрощать вопрос, думать, что вот уже наступил период развала гитлеровской военной машины. Это не так просто, но процесс развала идет. Под ударами Красной Армии, под ударами наших союзных английских войск, под ударами партизанских отрядов и движения народных масс разрушится вдребезги гитлеровская кровавая машина войны.

Четвертое — мы должны разъяснить нашему населению и о том, как необходимо вести беспощадную борьбу с паникерством, с распущенностью, с безволием.

Мы должны неустанно разъяснять, что победа зависит от нашей сплоченности и организованности, от умения стойко и мужественно переносить все невзгоды войны, от уменья жертвовать собой во имя нашей великой освободительной цели. Нам необходимо воспитывать у людей и, прежде всего, у самих нас твердую волю, смелость, отвагу и мужество.

Факты показывают, что у нас есть люди, которые далеко не обладают этими качествами. У нас есть случаи, когда отдельные ответственные хозяйственные работники вместо того, чтобы самоотверженно трудиться и этим обеспечивать выполнение военных заданий, при малейших трудностях проявляют трусость, отказываются от работы. [].

Мы проводим по заданию ЦК сбор теплых вещей для Красной Армии. В таком важнейшем деле успех мог быть достигнут только при условии, если все коммунисты, а тем более ответственные работники сами покажут свой личный пример. Обком партии с самого начала этой кампании требовал, чтобы каждый коммунист первым сдал валенки или полушубок. Однако вместо того, чтобы идти в авангарде этого дела и вести за собой широкие массы народа, некоторые наши ответственные работники подают пример явного хвостизма.

Чем же, как не хвостизмом, можно назвать поведение руководителей завода «Ревтруд», сорвавших сбор теплых вещей во всем коллективе этого завода? Ревтрудовцы должны были провести сбор вещей наиболее образцово, так как они подписали обращение ко всем трудящимся области. К сожалению, этот коллектив собирает вещи намного хуже других предприятий области. И все дело в том, что сами коммунисты вещи не сдают. В цехе №1 из 69 коммунистов на 25 сентября сдали вещи только 10 человек. Среди несдавших вещи мы обнаружили секретаря партбюро т. Зайцева и директора завода т. Басилова. Комментарии к этому факту излишни.

Все эти приведенные мною примеры говорят о том, что надо сейчас зорко присматриваться к людям. У нас были такие работники, которые выглядели бравыми, а на деле оказались «шляпами», слюнтяями. И, наоборот, были малозаметные люди, а теперь стали героями.

Значит, партийные организации должны следить за поведением членов партии, оценивать их по достоинству, показывать настоящие образцы мужества, подвергать критике тех, кто распускается, паникерствует.

Говоря об агитации, мы должны разъяснить такие вопросы, что несет Гитлер крестьянству. Мы должны разъяснить, что такое фашизм, почему они называют себя национал-социалистами.

Гитлеровский фашизм — это не только буржуазный национализм, это самый звериный шовинизм, это правительственная система политического бандитизма, система провокаций и пыток в отношении рабочих, крестьян, мелкой буржуазии и интеллигенции. Это — варварство и зверство. Это — необузданная угроза в отношении других стран.

Людоед Гитлер, с присущим ему цинизмом в узком кругу фашистских головорезов заявлял: «На всем восточном пространстве лишь немцы имеют право быть собственниками крупных имений. Страна, населенная другой расой, должна стать страной рабов, сельскохозяйственных батраков или промышленных рабочих. Я никогда не признаю за другими народами равенства в правах с германским народом. Наша миссия заключается в том, чтобы подчинить другие народы. Германский народ призван дать миру новый класс господ» (Раушнинг. «Гитлер мне говорил»).

Рабство и крепостничество — вот что готовят фашистские людоеды великому свободолюбивому русскому народу.

Всему миру известно, что фашисты являются злейшими врагами просвещения и культуры. Они стремятся уничтожить все достижения науки, развеять в прах лучшие творения человеческого гения и создать царство мракобесия, невежества и дикости. «Надо иметь мужество, — говорит Гитлер, — возвратиться к последовательному невежеству и язычеству. Культура и знания представляют определенную опасность для класса господ. Но свободный доступ к культуре является еще более опасным для сохранения класса рабов… Знания и наука должны вновь получить характер культуры тайной, доступной только привилегированным».

Очевидно в развитие этого варварского плана фашистский «теоретик» Вольф писал: «Низшая раса не должна обучаться в школах господствующей расы, для нее не должно быть школ, и ее язык не должен допускаться в общественных местах. Нужно подавлять всякие ее попытки к сопротивлению и при этом отнюдь не стесняться в средствах».

Вот что готовит нашему народу кровавый и неумолимый враг.

Мы должны широко рассказывать массам определение фашизма товарищем Сталиным. Товарищ Сталин говорит, что буржуазия призывает фашистов тогда, когда она не может управлять своим народом демократическим путем. Надо разъяснить народу, что Гитлер, Геринг, Гиммлер, Геббельс, Риббентроп — вся эта оголтелая банда отнюдь не является какой-то группой руководителей социалистической организации, а что они вместе с крупнейшими капиталистами Германии Тиссеном, Круппом и другими отражают интересы только самых крупных капиталистических хищников. Поэтому фашизм и пришел к власти при самой активной поддержке крупнейших германских кайзеровских капиталистов.

Мы должны разъяснить, что зверства, чинимые гитлеровской армией, не являются случайным эпизодом отдельных гитлеровских вояк, что это является программой фашизма, которая предусматривает уничтожение целых народов.

Гитлер еще до прихода фашистов к власти заявлял, что «надо любыми средствами добиться, чтобы мир был завоеван немцами».

«Если мы хотим создать нашу великую Германскую Империю, мы должны прежде всего вытеснить и истребить славянские народы — русских, поляков, чехов, словаков, болгар, украинцев, белорусов. Нет никаких причин не сделать этого».

Гитлер поставил перед фашистами такую задачу: «…Нужно уничтожить 20 миллионов человек. Начиная с настоящего времени, это будет одна из основных задач германской политики, задач, рассчитанных на длительный срок: остановить всеми средствами плодовитость славян. Естественный инстинкт приказывает всякому живому существу не только побить своего врага, но и уничтожить его».

Обо всем этом мы должны ярко рассказать нашим людям во всей нашей пропагандистской агитационной работе. Мы должны не только вызывать у народа ненависть к врагу, но и дать работу уму, чтобы наши граждане хорошо подумали и распознали подлинное лицо фашизма.

Надо усвоить себе, что каждый руководитель черпает свои силы в связи с массами, в связи с людьми и в особенности в военное время.

Надо обсуждать поведение таких коммунистов-руководителей, которые во время бомбежки предпочтут бросать свой коллектив и сидеть в убежище. Надо иметь в виду, что подобного рода руководителей рабочие, работающие во время бомбардировок у станков, очень плохо оценивают и, наоборот, высоко оценивают тех руководителей, которых видят в такой момент около себя.

Нам, коммунистам, всегда следует помнить, что главная наша задача — сплачивать вокруг партии Ленина-Сталина наших людей, неустанно работать с ними по разъяснению задач, стоящих перед нашим народом в борьбе против фашизма.

Надо развернуть широкую работу профсоюзов и комсомола. К сожалению, в военное время у нас ослаблено руководство этими массовыми общественными организациями. […].

В сельских райкомах партии в последнее время также ослаблено партийное руководство комсомолом. Комсомольские организации школ, колхозов, совхозов и МТС работают крайне неудовлетворительно. Снизился рост ВЛКСМ, а отсюда, как следствие, снизилось и влияние комсомола на несоюзную молодежь.

Надо напомнить руководителям партийных организаций, что по уставу партии мы обязаны осуществлять повседневное руководство комсомолом, добиваться, чтобы комсомольцы на деле были активными проводниками партийных директив и мероприятий партии и особенно там, где нет первичных партийных организаций.

Верным помощником большевистской партии, активным проводником ее директив являются, как известно, профсоюзы. В дни войны роль профсоюзов значительно возросла. Профсоюзы обязаны организовать движение двухсотников, многостаночников и лунинцев, увлекать и вести за собой массы к новым производственным успехам.

Партийные организации обязаны повседневно руководить профессиональными организациями, помогать им в перестройке своей работы на военный лад. Однако на многих наших предприятиях и в учреждениях профсоюзы, надо прямо сказать, работают плохо, и в этом повинны в первую голову партийные организации. Чем, как не ослаблением партийно-политической работы, можно объяснить совершенно недостаточный рост стахановцев и увеличение прогулов на таких предприятиях, как «Трактородеталь», ТВРЗ. [].

Мы должны смелее выдвигать на руководящую работу женщин. Многие работники из партийного, хозяйственного, советского и профсоюзного актива ушли на фронт. Мы должны немедля выдвигать на руководящую работу женщин, покончить с недооценкой их значения.

Проводя политическую работу в массах, мы не должны забывать, что вся наша работа пропадет даром, если мы не будем каждодневно интересоваться насущными нуждами нашего населения. Мы не можем допускать того, чтобы у нас были перебои с хлебом, чтобы столовые работали плохо. В этом отношении особые требования надо предъявлять местным Советам и торгующим организациям, призванным проявлять заботу о нуждах населения. Некоторые руководители советских органов и работники торговли, не понимая, к чему может привести бездушное отношение к нуждам населения, думают, что в военное время не обязательно ремонтировать квартиры, заготавливать топливо, завозить картошку и овощи. Нечего говорить, насколько пагубны такие настроения. Война не только не снизила, а, наоборот, значительно повысила нашу заботу о нуждах населения.

К сожалению, проверка показывает, что с подготовкой городов к зиме, с торговлей продовольственными продуктами у нас поставлено дело очень плохо. За последнее время стало поступать много жалоб на плохую торговлю, на перебои с хлебом, на плохую работу столовых.

Мы проверили работу столовых на заводах «Комсомолец» и «Ревтруд». Оказалось, что все лето они не имели овощей и картофеля. Только 3 октября в эти столовые первый раз были завезены овощи и картофель. В столовых в течение последних трех месяцев рабочих кормят одним неизменным блюдом — супом из пшена, приготовленным к тому же грязно и невкусно. В столовых отсутствует самый элементарный порядок. На получение обеда рабочие затрачивают в очередях по 50-60 минут.

В отдельные дни у нас создаются очереди за хлебом. При наличии достаточных фондов на муку мы не можем допускать перебоев в снабжении населения хлебом.

В этом году колхозы имеют изобилие овощей, а городское население вынуждено покупать овощи на базаре у спекулянтов по очень высоким ценам.

Все это происходит потому, что работники торгующих организаций беспечно и формально относятся к удовлетворению нужд населения.

Несколько слов я должен сказать об удовлетворении нужд семей воинов Красной Армии. Забота о семьях советских бойцов и командиров является, как известно, всенародным делом. Мы обязаны отеческой заботой окружить каждую семью, приходить ей на помощь при разрешении всех хозяйственных дел.

К сожалению, имеют место такие факты, когда отдельные работники партийных, советских и военных организаций допускают бездушное отношение к семьям красноармейцев и командиров.

Мичуринский горвоенком тов. [Ефимов] без всяких оснований до 60 дней задерживал выдачу справок семьям мобилизованных на право получения пособий.

В Кирсановском районе в комиссии по назначению пособий в течение 15 дней лежало неразобранными около 500 заявлений.

В Бондарском районе на 105 колхозов нет ни одного дет. сада или яслей. При таком положении женщины, имеющие малолетних детей, лишены возможности работать в колхозах.

В Уметском районе отказали в выдаче хлеба жене политрука Давыдова, эвакуированной из Смоленска, имеющей трехмесячного ребенка.

За такое хамское отношение к семьям военнослужащих виновных необходимо привлекать к самой строгой ответственности.

Необходимо рекомендовать в городах и селах, на предприятиях, в колхозах и совхозах прикрепление к семьям военнослужащих членов партии, комсомольцев и активистов, возложив на них постоянное попечение о нуждах семей мобилизованных в армию.

Забота о нуждах населения — это главная задача коммунистов. Надо видеть каждый недостаток и вовремя его устранять. Настроение наших людей в большой степени зависит от того, как мы будем помогать делу удовлетворения насущных нужд нашего населения.

Вот те необходимые вопросы, которые я хотел поставить в связи с партийно-политической работой на нынешнем этапе войны. В связи с приближением линии фронта и возможностью вторжения неприятеля на территорию нашей области, пленум обкома должен призвать всех коммунистов, комсомольцев, советский, профсоюзный и колхозный актив к организации решительного отпора врагу. Мы не должны допустить ошибок других областей, когда мелкие вражеские партии разведчиков, мотоциклистов, парашютистов безнаказанно занимали села, местечки и даже города. Сейчас, не медля ни одного дня, всем райкомам и горкомам партии необходимо сделать следующее:

1. Создать в городах и районах боевые отряды народного ополчения из наиболее стойких и проверенных людей.
Коммунисты и комсомольцы должны составить ядро этих отрядов. Возглавить руководство этих отрядов должен лично первый секретарь РК, ГК ВКП(б).
На боевые отряды возлагается задача вести непрерывную разведку в сторону соседних районов и в случае необходимости защищать село или город. Всеми средствами поддерживать непрерывную связь с обкомом партии.
2. На случай оккупирования противником того или другого района нашей области боевые отряды должны быть переведены на положение партизанских отрядов, оставляемых для партизанских действий в тылу у неприятеля. Для этого заранее отобрать личный состав партизанских отрядов, провести с этим составом соответствующую подготовительную работу, научить их боевым действиям в тылу врага.
Подготовку и комплектование партизанских отрядов провести в полной увязке с органами НКВД на местах.
В каждом районе наметить основные базы для места нахождения партизанских отрядов с таким расчетом, чтобы о них знал весь личный состав партизанских отрядов. Эти базы должны быть сборными пунктами для сосредоточения партизан.
3. В случае приближения противника к западным районам нашей области по разрешению обкома ВКП(б) необходимо под ответственность первых секретарей горкомов и райкомов обеспечить:
а) отправку в обком и облисполком партийных и советских архивов;
б) эвакуацию населения, скота и подвижного состава (автомашин, лошадей, тракторов, паровозов, вагонов, дрезин и т.д.);
в) эвакуацию продовольственных запасов и уничтожение не могущих быть вывезенными запасов продовольствия, семян, горючего, оборудования, инвентаря.

Коммунистам, комсомольцам и беспартийному активу надо разъяснить, что мы имеем дело со злейшим врагом человечества, который беспощадно истребляет наш народ и в первую очередь советский и партийный актив, поэтому для коммунистов и комсомольцев есть только один путь: это смертельная борьба с нашим заклятым врагом — германским фашизмом.

Либо победить, либо умереть — таков должен быть лозунг всех истинных патриотов нашей Родины.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind