19 апреля 1942 г.

Сегодня я вернулся из поездки в ЦК партии, где докладывал о состоянии дел нашей Тамбовской области. Вместе со мной приехала в область группа работников ЦК партии во главе с зам. зав. с/х отделом ЦК партии т. Гриценко для оказании помощи.

В результате подробного рассмотрения вопроса о работе обкома партии по руководству с/х нашей области по итогам 1941 г. и по подготовке к весенне-посевной кампании ЦК партии вынес решение. Решение ЦК от 17/IV-42 г. формулируется таким образом: «О серьезных ошибках Тамбовского обкома партии по руководству с/х». (Зачитывает).

Я повторяю, Андрей Андреевич разбирался с положением в области очень подробно и довольно долго — часа полтора, если не больше — и в результате предупредил меня, что если положение с подготовкой к весеннему севу и само проведение весеннего сева не будет обеспечено так, как этого требует военная обстановка, то, видимо, дело не ограничится тем, что я буду снят с работы, но кончится дело тем, что исключат из партии, а, может быть, и отдадут под суд.

Вот исходя из такого предупреждения, мы должны будем сегодня самым серьезным образом обсудить то положение, в котором сейчас находится наша область, и принять какие-то исчерпывающие меры, чтобы буквально в течение 10 дней, как сказал Андрей Андреевич, поправить все дела, чтобы были в боевой готовности все трактора, чтобы были семена на всю посевную площадь. Да иначе и быть не может.

Я подчеркиваю — иначе быть не может потому, что мы говорим об иждивенческих настроениях, как мне помнится, уже 2 года и как будто ведем решительную борьбу, однако, на сегодняшний день есть среди руководителей такие настроения: а как бы обратиться к государству с тем, чтобы получить какую-то долговременную или краткосрочную ссуду.

Я прошу с сегодняшнего бюро эту мысль на ветер пустить, чтобы она больше в головах не сидела. Мне в ЦК заявили, что даже те области, которые попали под временную оккупацию противника, они все же в значительной части обеспечиваются семенами за счет своих собственных ресурсов и небольшая доля идет за счет государства, и нам думать о таких вещах не позволят.

Я хотел пару слов сказать — как получилось, что наша область оказалась в таком неприглядном состоянии, и как получилось, что обком партии, бюро обкома партии проглядели, что область накануне сева оказалась не обеспеченной и семенами, и тракторами.

Получилось это потому, что чересчур с конца прошлого года увлеклись проведением всякого рода совещаний. Ну, а чтобы провести хорошо совещание, нужно его хорошо готовить. И вот мы проводим одно совещание, другое, третье, затем идут районные совещания, которые тоже должны быть подготовлены, отсюда отрыв народа, который помогает проведению всех подготовительных работ к севу. Вот причина, которая отвлекала руководящий народ от наших главных задач.

Вторая причина заключается в том, что мы, думаю, что я не ошибусь, если скажу, что последний месяц, а, может быть, и больше, главное внимание уделили подготовке и проведению займа.

Я не хочу сказать, что эта работа — не нужная, работа важная, работа особой политической важности. Результат работы вам известен. Мы на сегодняшний день собрали наличными деньгами по колхозам и колхозникам 74 мил. руб. Эта цифра небывалая, она в два раза перекрывает наметки по бюджету, в 4-5 раз перекрывает цифру, которая была дана в прошлом году. Но значит ли это, что мы должны были заняться работой по займу и упускать весенний сев? Конечно, нет. Мы должны были сочетать эту работу, а мы не сумели этого обеспечить.

Можно и третью причину привести, она тоже немаловажная. Мы не скупились на посылку ответственных работников обкома, облисполкома и других организаций на село для оказания практической помощи на селе районным, партийным организациям. Посылали мы часто, а вот потребовать от товарищей, которых посылали, серьезной ответственности за то, что они делали, какую работу там проводили, потребовать ответственности наряду с секретарем РК партии, мы этого не сумели добиться. Мы вызывали в обком партии, в с/х отдел обкома, требовали отчета, но это не то. Серьезной ответственности товарищи не чувствовали. Доказать это можно по такому факту. Вот я сегодня приехал с т. Гриценко и увидел здесь товарищей из районов, которых не ожидал встретить, думал, что они должны быть в районе.

Почему получилось так, что наша Тамбовская область, несмотря на приличный урожай, который получили в прошлом году, особенно по озимым культурам, почему мы очутились без семян, почему имеем только 53% семян? Потому что, как сказал ЦК партии, мы допустили разбазаривание зерна, а оно шло по всем направлениям. Мы этого не замечали, больше того, мы сами в некотором роде способствовали этому.

Какие факты ЦК привел в доказательство? Центральный Комитет вынес решение относительно дополнительной оплаты труда колхозникам на уборочных кампаниях, возке хлебов, молотьбе и т.д. при условии соблюдения норм выработки. Вместо того, чтобы провести в прошлом году это решение так, как полагается, мы пошли по линии того, как бы ослабить решение, сделать поблажку колхозам, не учитывать норм выработки, а будем оплачивать дополнительную оплату, и когда мы вынесли решение обкома партии в соответствии с решением ЦК, этот момент о соблюдении норм выработки мы упустили. Правда, подписывал решение не я, а т. Пашкин, но это не снимает с меня ответственности, нужно было подправить, но мы не подправили до сих пор, пока к нам не приехал представитель ЦК партии, который пришел ко мне и сказал, и мы это отменили.

Какие факты, что мы способствовали разбазариванию зерна в наших колхозах и совхозах? ЦК партии выносит решение до 1 апреля во что бы то ни стало всеми способами и средствами закончить молотьбу хлебов в области. Вместо того, чтобы направить партийные организации на это дело, мы проявили некоторого рода колебания, что, дескать, трудно, нельзя ли пойти на то, чтобы какую-то отдушину найти. Помню, дали телеграмму в ЦК за подписью Козырькова и Логинова о том, чтобы нам разрешили за намолоченный центнер зерна платить не так, как указано в решении ЦК, а давать 8-10 кг зерна за центнер. Как будто бы под благими намерениями, а не продумали, что это неправильная линия, что этим мы не укрепим колхозный строй, а, наоборот, не способствуем укреплению, развращаем колхозников, и ЦК партии, конечно, отказал нам. И когда Андрей Андреевич поставил этот вопрос передо мной, я не мог не согласиться с тем, что это совершенно правильно. Он сказал, что только Тамбовская область поставила так вопрос, а вот мы этого недодумали.

Вот сейчас чувствуется, что нет у нас, у руководителей области, твердой уверенности, решительного напора на то, чтобы обеспечить семенами самим внутри области. У нас столько необмолоченного хлеба и, как вы слышали записано в решении ЦК, что хлеб не молотится. Вот сейчас находят целую гору объективных причин: разлив, скирды далеко от села, снопы мокрые и т.д., но если нельзя накладывать со скирдов на телегу или сани снопы, то мы должны завтра же накладывать их на носилки и заставить носить снопы в село на крытые тока и там молотить. Чтобы получить более нормальное зерно, нужно снопы сушить. Условия для сушки есть. Если мы эту работу повернем как следует, если повернем на это дело наши райпарторганизации, я уверен, что мы не только обеспечим 85% посевной площади, как я говорил в ЦК, но можем обеспечить семенами больше.

Дальше. Почему мы не используем такой источник добычи семян, который указал нам ЦК партии — путем позаимствования семян у колхозников и путем покупки и позаимствования у колхозов? У нас на бумаге проведено — вынесли решение, закрепили за районами, дали указания о покупке, позаимствовании семян между колхозов, внутри колхозов, а вот результатов точных не знаем. Я могу это подтвердить таким фактом. Когда меня вызвали в ЦК 14-[го] числа, нужно было дать документальные данные. Я сказал своему помощнику: пойдите к Спектор и возьмите данные, сколько область закупила внутри области хлеба. Вы думаете, что Спектор, которая сидит на этой работе, которая специально занимается семенами, дала мне эти данные? Ничего подобного. Мне дали только по двум районам и назвали цифру в 8 тыс. цент. — это явно неправильная цифра. Вот, едучи сегодня из Москвы и встретившись с секретарем Мичуринского РК партии т. Николашиным, я поинтересовался, сколько у него — и оказалось 3 тыс. цент. У нас всего 43 района. Так разве цифра, названная Спектор, реальна? Конечно, нет. Видимо, она не знает положения.

Нужно сейчас, добывая семена, идти по этому пути, иного пути у нас нет. У нас только один путь — путь необмолоченного хлеба.

И последний вопрос — обмен. Нам ЦК и СНК разрешили провести обмен имеющихся в колхозах озимых культур на культуры яровые по линии Госсортфонда, Госстрахфонда и Заготзерно. Но мы провели операцию в ничтожном размере. Нам все сделали, чтобы провести обмен семян на нужные кондиции семян, а мы этого не делаем под всякого рода ссылками, что в колхозах семян нет, менять не на что. На обмен семян нужно поднажать как следует.

Я думаю, что решение Центрального Комитета партии о серьезных ошибках обкома партии в руководстве сельским хозяйством является совершенно правильным решением и своевременным, которое мобилизует областную партийную организацию на то, чтобы все огромнейшие ошибки, которые допустили, исправить их немедленно, и это исправление показать теперь, буквально в эти 10 решающих дней, которые будут решать проведение весеннего сева.

Если не сумеем исправить ошибки, то ЦК будет делать выводы, которые указаны в этом решении.

Я предложил бы записать сегодня в нашем решении обкома партии такие вопросы. Мы намечали решением бюро провести в 25-[х] числах этого месяца пленум обкома партии. Сейчас, в связи с такой чрезвычайной обстановкой и невозможностью созыва товарищей на пленум, так как это заняло бы много времени, я предложил бы пленум не проводить в назначенный срок, а провести его после весеннего сева. Послезавтра же провести областное радиосовещание, на котором доложить о решении ЦК партии по нашей области и это решение сделать достоянием всех партийных и комсомольских организаций нашей области.

Затем я предложил бы послать завтра дополнительно к числу тех товарищей, которые утверждены обкомом партии по подготовке и проведению весеннего сева, еще группу работников из обкома, облисполкома и др. организаций без ущерба, конечно, работе этих организаций.

Наконец, я предложил бы провести мобилизацию с предприятий промышленности нашей области, находящихся в городах, не менее 150 специалистов рабочих, предусмотрев самым тщательным образом товарищей, знающих сельское хозяйство, тракторы, с тем, чтобы эту группу людей послать на проведение весеннего сева в качестве разъездных механиков, так как с ними дело исключительно плохо, а нам нужно на каждые 15-20 тракторов одного разъездного механика. Эту работу нужно провести в 3-4 дня секретарю обкома партии по машиностроительной промышленности т. Жаринову.

И, наконец, последнее. Вы знаете, что вышло в свет исключительной важности решение ЦК и СНК об увеличении минимума трудодней до 120 и о привлечении на с/х работы служащих и учащихся. Это решение нужно будет сделать достоянием всех наших колхозных масс и на основе его поднять народ для того, чтобы вывести из прорывного положения нашу область. И, может быть, в ходе этой работы там, где это необходимо, провести мобилизацию.

Вот, примерно, то, что я хотел сказать по существу решения ЦК о руководстве обкома партии.

Есть такое предложение — послушать начальника облзо, каково положение к сегодняшнему дню, и как облзо оценивает обстановку.

Я упустил из виду другое решение ЦК партии, которое состоялось несколько раньше того, о котором я докладывал, это решение от 11 апреля 1942 г. «О неудовлетворительном освещении газетой «Тамбовская правда» о подготовке колхозов, совхозов и МТС области к весеннему севу». Я думаю, что этот вопрос, естественно, связан, и мы будем вести обсуждение по этим двум вопросам. Решение примем отдельно. (т. Логинов зачитывает решение ЦК от 11 апреля с/г.)



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Comments are closed.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind