14 марта 1944 г.
Сов. секретно

Доношу, что Тамбовский архиепископ Лука по прибытии в гор. Тамбов во время богослужения в храме проводит нездоровые высказывания среди верующих. 26 февраля за всенощной архиепископ Лука произнес первую вступительную речь следующего содержания:

«Мир вам, моя новая возлюбленная паства, мир вам, труждающие люди, мир вам, мои бедные люди, мир вам, голодные люди!

15 лет были закрыты и связаны мои уста, но теперь они вновь раскрылись, чтобы благовестить вам слова Божии. Открывайте свои сердца для восприятия моих слов. О чем я буду вам говорить? Господь мне словами пророка Иеремии повелевает: «Пастыри, утешайте, утешайте мой народ!». Вот вы и примите мои утешения, мои бедные голодные люди. Вы голодны отсутствием проповеди слова Божия. Храмы наши разрушены — они в пепле, угле и развалинах. Вы счастливы, что имеете хотя и небольшой, бедный, но все же храм. Он грязен, загажен, темен. Не сияет над нашими головами свет, который должен бы сиять, но зато в сердцах наших горит свет Христов.

Взгляните Вы — что делается в мире? Идет ужасная война. Враг разрушает города, селения, храмы, но его изгоняют наши войска из пределов нашей родины. В освобожденных местностях наш народ восстанавливает города, селения, строит заводы. Так и вы, подобно этим строителям, восстанавливайте разрушенные храмы, подымайте их из пепла и мусора. Свои храмы очищайте от грязи скорее. Несите сюда все, что у вас есть: несите полотна, шейте ризы священникам, пусть они ходят не в золотых, как преподобный Сергий Радонежский. Давайте сюда живописцев, художников, пусть они пишут иконы. Нам нужен ваш труд для восстановления уничтоженного, ибо храмы Божии должны вновь восстановиться, и вера засиять новым пламенем».

5 марта 1944 г. в Покровской церкви архиепископ Лука во время литургии совершал прием в общение с Московской патриархией священника Семена Алексеевича Петрова из г. Кирсанова через публичное покаяние по чину, составленному самим архиепископом. Содержание чина следующее:

«На малом входе подводят к архиерею кающегося.

Архиерей вопрошает: «Почто пришел еси к нашей мерности?». Ответ: «Покаяться в великом грехе моем».

Архиерей: «Доброе и святое есть дело покаяние. Соверши же его со страхом Божиим». Вновь поклоняется кающийся архиерею, и отводят его на амвон и чтет покаяние.

«Пред Великим и Всеправедным Богом, ему же мерзость, лукавство пред тобою, Владыко святый, и пред народом православным исповедую мой смертный грех нарушения единства церкви и участия в расколе живоцерковном и обновленческом. Уча паству свою идти за Христом путем тесным и прискорбным, я сам в малодушии своем убоялся страданий за Христа и избрал путь лукавства и неправды. Забыл я обличающие раскольников-обновленцев слова св. апостола Иоанна Богослова: «Сии вышли от нас, но не были наши. Ибо если бы они были наши, то остались бы с нами, но они вышли, и раз это открылось, что не все наши». Не убоялся я грозных слов святого пророка Малахии: «Уста иерея хранят правду и закона ищут от уст его, ибо он вестник Господа Вседержителя, вы уклонились от пути, сделали немощными в законе многих, нарушили закон Левия, говорит Господь Вседержитель. И я сделаю Вас униженными и отвергнутыми перед людьми, ибо Вы не сохранили путей моих».

Горе мне, окаянному, ибо мне говорит Христос: «Кто соблазнит одного из малых сил, верующих в меня, тому лучше бы было, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили в глубине морской».

Став на колени и воздев руки: «Господи, Иисусе Христе, Боже наш, ты рекл еси пречистыми усты твоими, яко радость будет на небеси о едином грешнике кающемся, нежели о девятидесяти и девяти праведных, не требующих покаяния. Прости же, Господи, и мне, грешному, тяжкий грех мой».

Встав с колен и поклонясь архиепископу: «Прости и ты, владыко святый, и благослови». Поклонясь в пояс на три стороны народу: «Простите мя отцы, братия и сестры, и помолитесь обо мне, грешном». Потом подходит к архиерею и творит земной поклон. Архиерей дает молитву разрешительную».

Так разрешается чин приема священника Петрова. Этот чин вызвал торжество и радость фанатиков, радующихся унижению обновленцев; слезы и плач людей, не понявших, в чем кается священник; возмущение и презрение к епископу, унижающему личность и авторитет священника, со стороны сознательных людей.

После литургии этого же числа, т.е. 5/III-44 года, архиепископ Лука говорил проповедь на тему «Торжество православия», где он указал:

«Под православием надо разуметь сохранение правой веры, данной нам Христом в Евангелии и в учении св. отцов в Вселенских соборах. Но на протяжении веков православная вера подверглась испытаниям и искажениям людей, по своей гордости не подчинявшихся авторитету церкви и вводивших свои человеческие толкования и учения». И далее привел примеры возникновения ересей и расколов из церковной истории. Остановился на критике католичества, протестантства и особенно сектантства, которого предостерегал бояться. Затем перешел на историю расколов в русской церкви и заострил внимание на обновленчестве.

«В 1922 г. в русской церкви появился страшный раскол живоцерковной кучки священников с некоторыми архиереями — не захотели поминать святейшего патриарха Тихона и отмежевались от него, убоясь гонений. В 1923 г. они созвали свой самочинный собор и увлекли за собой хитростью, местью и обманом часть доверчивых людей, образовав обновленческий раскол.

Но простой русский православный народ явился хранителем православия. В истории известно, что хранителями истины нередко являются не архиереи и священники, а народ. И вот наш народ восстал против обновленцев. Обновленческих священников и архиереев гнали из церкви, сбрасывали с лестниц церкви, некоторые из православных пострадали, но за то получили венцы мученические. Честь и хвала защитникам православия. Страшный раскол.

6 марта 1924 г. святейший патриарх Тихон запретил в священнослужении обновленческих архиереев, но они не убоялись этого и продолжали служить. А Вы знаете, что кто дерзнет это делать и кто с ними имеет общение, то тот подлежит отлучению от церкви — анафема да будет.

Вот и Ваш храм и община были обновленческими, и Вы повинны в этом грехе раскола. Горе, горе Вам!

Вы слышали сегодня за литургией, как каялся, плакал об этом грехе священник Симеон, осознав тяжесть греха раскола, — так и Вы кайтесь в нем. Идя на исповедь, откройте этот грех своим священникам и получите прощение».

8 марта при встрече благочинного Покровской церкви Леоферова с архиепископом Лукой последний в пояснение выработанного им текста покаяния и сказанной проповеди по вопросу гонения обновленческого духовенства и в пояснение текста: «В малодушии своем убоялся страданий за Христа и избрал путь лукавства и неправды» и заданного вопроса благочинным Леоферовым: «…что гонимы были мы, обновленцы» архиепископ Лука сказал: «На Вас, обновленцев, было не гонение, а выражение презрения народа. Гонимы были мы, староцерковники, от власти, т.к. архиереев, не пожелавших занять живоцерковнической кафедры, ссылали; храмы, которые не хотели подчиняться живоцерковническому правлению, закрывались или преследовались обновленцами. Обновленческие священники и епископы были агентами. Доказательством этого служит то, что у одного по изгнанию из храма обновленческого священника в ящике нашли составленный список на староцерковных священнослужителей для ареста, в этом списке первым был я. В этом заключается путь лукавства и неправды. В большинстве обновленческие священники и епископы таковы, но среди них отдельные лица бывают и идейные. К таким я отношу быв[шего] Кировского митрополита Иоанна Мирцева, который еще до революции был социалистом — он находит, что социализм и христианство совместимы. Он читает Ленина, Энгельса, изучает «Капитал» Карла Маркса. Я же считаю недопустимым убивать на это много времени. Лучше изучать Библию и труды отцов».

Архиепископ Лука составленное им покаяние по чину и принятый им метод покаяния священнослужителей хочет направить святейшему на одобрение и сказал благочинному Леоферову, что, как указано в журнале Московской патриархии №1 (1944 г.), воссоединение обновленчества с православной церковью, происходящее в зале заседания Синода, Святейший проводит неверно.

Одновременно начинает проводить в жизнь внешний облик священнослужителей. Так, например, благочинному Леоферову предложил отпустить волосы, бороду и не ходить в светской одежде, а протодиакону Покровской церкви приказал больше не ходить в парикмахерскую и не носить светскую одежду. Сам архиепископ Лука намерен на намеченном облздравотделом в конце марта областном совещании врачей присутствовать в архиерейском облачении.

Настоящее сообщаю на Ваше распоряжение.

Уполномоченный Совета по делам Русской православной церкви при СНК СССР по Тамбовской области Медведев



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind