Мы получили последний (19) номер газеты моршанских текстильщиков «Рабочая Мысль». Мы поинтересовались узнать свежие новости о работе Моршанской суконной фабрики.

В продолжение последнего времени «Тамбовская Правда» кричала о неблагополучии на фабрике. Фабрика определенно больна. Производственная программа не выполнена. Снижение себестоимости также. Колоссальный брак. Производственная дисциплина слаба. У части рабочих не изжиты отсталые взгляды. Переход на непрерывку ряда цехов прошел без участия масс и был скомкан. Соцсоревнование проходило слабо. Производственные совещания почти не работают. На собраниях рабочие заявляют, что с их предложениями никто не считается и т.д. Ездившая на фабрику специальная комиссия подтвердила указанные факты.

Перед фабричной многотиражной газетой, какой является «Рабочая Мысль», стояла ответственная задача объявить жестокую борьбу с производственными непорядками на фабрике, с отсталыми настроениями отдельных рабочих, выявить все болезненные стороны в работе фабрики, ударить по недочетам, организовать массы на борьбу с браком, прогулами, простоями, поднять производственный энтузиазм рабочих, организовать соцсоревнование цехов, смен, групп рабочих и пр. и пр. и таким образом стать действительным помощником партии в ее работе на фабрике, выполнить, свою роль организатора масс.

Но указанный номер газеты навеял на нас грустные размышления.

Прежде всего в передовой ст лье мы сразу натолкнулись на неграмотную фразу, что «под руководством капитализма рабочий класс свергнул буржуазию».

После этого следовала заметка, что бюро партколлектива проделало большую работу по вовлечению рабочих в партию. Это вместо того, чтобы сама газета звала рабочих в партию, разъясняла бы необходимость передовым рабочим и работницам стать активными участниками социалистического строительства, она успокоительно, неизвестно для кого сообщает «что бюро партколлектива проделало большую работу».

На самом же деле работа была проделана небольшая. Окружному комитету партии пришлось подтолкнуть моршанцев, чтобы они энергичнее работали в этом направлении.

Следующая заметка была о том, что в ЦРК служащие и рабочие единодушно подписались на «Рабочую Мысль», надо и другим учреждениям города сделать то же. Совсем не надо. Почему газета не хочет быть фабричной газетой, а идет в город?

И, наконец, скромно, в уголку на затычку помещена важная заметка о том, что соревнующиеся прессовщики снизили себестоимость выработки на 41 проц. и дали экономии фабрике около 10.090 руб. Надо было бы вокруг этого вопроса развернуть целую кампанию, рассказать рабочим как прессовщики достигли таких успехов, выявить методы работы лучших рабочих, сравнить с другими цехами, поднять производственный азарт у других. Газета же совершенно смазала этот вопрос.

Таково лицо первой страницы.

Откроем вторую. Здесь мы обнаруживаем две громадных етатьи о поднятии квалификации ИТР. О Моршанской фабрике в них нет ни одного слова, но зато указывается, как с этим вопросом обстоит дело за границей. И, наконец, маленькая статейка «По узкому месту», в которой перечисляется, что предприняла администрация для поднятия производительности ткацкого отдела. Ткацкий отдел на фабрике самый больной, но газета этих болезней не показывает, о способах лечения и о задачах рабочих не говорит. Ведь «администрация меры приняла — чего же тут рабочим вмешиваться?»— очевидно так рассуждала редколлегия.

Третья страница вызывает еще более досадные чувства. Прежде всего в ней помещена статья «Еще о счетном деле». В ней газета пишет, что счетные работники даже на тринадцатом году революции не хотят обсуждать в газете вопросы счетоводства. «Пятилетка то ждать не может!»— восклицает газета, а потому пишет вторую длинную статью о том, чтобы «дружной семьей двинуться на борьбу за новые методы и формы работы» по счетоводству.

Далее следует продолжение рассказа «Экзамен». Приведем для характеристики отрывок:

«И, захватив Катю в свои объятия, Николай уже намеревался огреть ее своим поцелуем, но Катя, словно птичка из клетки, выскользнула из его обятий и, остановившись против него в нескольких шагах, тихонько пропела:

«Стой ты, каналья Колек, не балуй
Советскую дочку не тронь, не целуй».

Далее следует указание, что рассказ еще не кончен и «продолжение следует».

Правда, на этой же странице помещена заметка «Всю энергию — на выполнение решений ноябрьского пленума», но в этой заметке сказано лишь, что открылись курсы по колхозному строительству и со стороны слушателей проявлен огромный интерес.

Чтобы не затягивать нашу статью мы не станем разбирать четвертую страницу. Она не лучше предыдущих. Достаточно например упомянуть, что половину ее занимает статья «О труппе драмы и комедии А.В. Случевского».

Где же фабрика? Где основные лозунги партии? Где самокритика, соцсоревнование, борьба за пятилетку, контроль за выполнением промфинпланов, ударники, борьба за новый быт и т.д. участие в коллективизации? Все это исчезло.

А ведь газета выходит только три раза в месяц. Каждый ее номер должен быть насыщен злободневными вопросами, ибо следующий номер газеты не скоро выйдет, нужно экономить место.

Газета без лица. Газета оторвана от масс. Жизнь идет мимо газеты и она ничего не видит. Ее рабкоры не организованы вокруг очередных лозунгов партии.

Партколлектив и райком партии газетой не руководят и не помогают. А помощь нужна немедленная. Редколлегию надо укрепить политически развитыми партийцами, имеющими опыт массовой работы. Для Моршанска. крупного города округа, сохранившего еще кадры работников, это сделать вполне возможно.

Сама же редколлегия должна развернуть массовую работу вокруг вопросов перечисленных нами в начале статьи, повести с рабкорами воспитательную работу, крепко связаться с партколлективом и райкомом, быть в курсе всех очередных задач партии и проводить их в жизнь.

ВИК

«Тамбовская Правда», 25 января 1930 г.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind