Ранее ноября 1944 г.

Тов. Медведев, отец Иван благочинный по Тамбовской обл. передал мне, что им выдвинута моя кандидатура на занятие должности священника по Рассказовскому р-ну. Но прежде, чем принять этот ответственный пост, я хотел бы в данном письме высказать свою принципиальную точку зрения на ту роль и положение, которое должен занять священник в нашей советской обстановке в дни тяжелой войны с озверелым фашизмом и в дни, когда строящийся социализм встретил на своем пути неимоверные трудности в экономике и осложненное положение в международной политике.

Первые два положения мы преодолели и преодолеем путем исчерпывающей мобилизации ресурсов нашей необъятной страны и укреплением духовной мощи нашего фронта и тыла в форме высокопатриотического порыва всех сынов дорогой нашей Родины, а последнее — в выборе искренних наших друзей на международной сцене, которых не смутит ни форма, ни содержание нашей государственности. Балканские славяне — наиболее вероятные наши друзья, они наиболее близки нам по духу и религии. Могучие победные удары по врагу наших чудо-богатырей, непревзойденный авторитет нашей Родины в международной политике и наличие патриаршего престола в Москве не может не привлечь взоры всех угнетенных и близких нам по духу славянских народов. И вопрос расслоения европейских народов развернется во всю ширь, особенно по заключении мира.

Благосклонное отношение нашего правительства по открытию церквей и разрешение свободного богослужения есть один из моментов поднятия духа нашего простого народа, в массе своей еще религиозного.

Религиозность нашего народа за годы революции пережила много недоуменных вопросов, иных они бросали в сторону контрреволюции, у иных сомнения оформились в атеизм, иные к вопросу веры стали относиться просто безразлично, но у многих людей, простых душою и сердцем, вопрос веры остался каким-то настроением полной внутренней тоски, неудовлетворенности, беднотой духовной жизни, а у людей умственного труда, развитого интеллекта материалистическое учение не всегда давало надлежащее удовлетворение, ибо материализм в конечном итоге для некоторых представителей интеллигенции упирается в мистицизм. Таких людей, зачастую авторитетных в науке и искусстве, знаете и Вы, и ведомы они и мне. Вспомните покойных Луначарского и Горького, физиолога, мирового ученого Павлова и др.

И вот в дни титанической борьбы с оголтелым фашизмом, когда материальные и духовные силы напряжены до последних пределов, безысходное горе миллионов лиц, потерявших на войне родных и близких людей, зачастую ищет утешения в религии. На фоне духовных исканий широких слоев населения появились лица — любители легкой наживы, спекулирующие на народном горе монашки, чернички и, нечего греха таить, некоторые священники, у которых рыльце в пушку, пугливо озирающиеся и не доверяющие открытым мероприятиям советской власти. Вся эта плеяда в настоящее время является большим тормозом в деле обновления и оздоровления православной церкви, в деле оформления фигуры священника в социальной и политической жизни страны в полноценный фактор. Деятельность священника не может быть аполитична, она должна быть направлена по пути социального строительства советской власти.

Коммунизм и гуманизм не противоречат религиозным принципам, если, конечно, отбросить все то, что веками, как гнилым мохом, обросло величайшие принципы религии. Новое дело должны строить и новые люди, или люди, перестроившиеся духовно и отбросившие косность предков. Я говорю открыто и смело, ибо много передумал за свою 60-летнюю жизнь, из которых почти 40 лет протекло в педагогической работе, я говорю, что духовенство должно быть расслоено и часть ее, может быть, большая часть, зараженная косностью, а зачастую ненужным фанатизмом типа аввакумовщины в дни раскола, эта часть священников (попов) должна быть законсервирована и погребена по первому разряду.

На сцену внутреннего строительства должна быть выдвинута фигура священника-прогрессиста, умеющего сочетать принципы веры с принципами науки. Эти два фактора — вера и наука — всегда враждующие, должны быть примирены. Социально порочная фигура священника должна сойти со сцены духовной жизни человека раз и навсегда. Новый тип священника, который будет готовить духовные училища или институты, должен быть социально полноценным, глубоко советским человеком, культурным во всех отношениях. И я уверен, что духовное возрождение народов по пути гуманизма начнется именно у нас, в Советском Союзе, и интеллигенции, чувствующей к тому призвание и достаточную смелость, не след уклоняться от этого великого движения. Инициативу в этом деле должно взять прогрессивное духовенство и вырвать из рук героев вековой плесени и косности неискушенных людей.

Вот мой взгляд, т. Медведев, взгляд человека, который не хочет играть втемную перед Вами, представителем светской и советской власти. Если моя идеология не противоречит принципам советской власти, положенным в дело свободного богослужения, то я ничего не имею против предоставления мне священнослужения в Рассказовском р-не. Но если я ломлюсь в открытую дверь, если мои взгляды далеки от действительности, и я просто не понимаю сути происходящего в деле церкви, то я извиняюсь за изложенное и мне лучше остаться пенсионером. Конечно, по многим вопросам можно сказать много, полагаю, что в этих кратких словах достаточно выявлено мое лицо.

Примите уверение в моем к Вам уважении.
Священник Я. Соболев



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind