«Мы должны всем сказать — наступает новая великая страда»— так заявил в конце седьмого Всероссийского Съезда Советов тов. Ленин.

Еще не время спокойно отдаться своему привычному труду. Еще нужно чрезвычайное напряжение всех народных сил для преодоления тех бед, которые над нами нависли.

Не спроста, не зря Советская власть требует от крестьянина выполнения подводной повинности, отбирает у него хлебные и иные излишки.

Не самодурство, не прихоть, а великая потребность рабоче-крестьянской Республики руководит Советской властью.

Отбираемые у крестьянина хлеб, скот, птица пойдут не для дармоедов-богачей, которые обжирались, на народном недоеде при царе Николае и при буржуазно-прихлебательском правительстве Керенского. Отбираемые у крестьян излишки пойдут прежде всего больным и раненым красноармейцам, затем — на фронт и остатки будут распределены справедливо между голодающими рабочими и маломочными крестьянами.

Каждый пуд хлеба, который ты сдашь крестьянин, спасает жизнь какого либо ребенка или больного, раненого красного воина, поддерживает силу рабочего. Ты делаешь великое дело, когда исполняешь честно разверстку. Ты делаешь этим свое дело. Ты помогаешь Красной армии скорее победить твоих врагов. Ты помогаешь Советской Республике стать твердо на ноги, упрочить землю и волю и развернуть в мире и свободе труд на свободной земле.

Тебе кажется, крестьянин, что с тебя берут слишком много. Но подумай не о себе и не о своей деревне, а о всей России. Советская власть именно такою думою о всей трудовой России болеет и она поступает по справедливости, когда требует от тебя, чтобы ты поделился с другими тружениками, которые не по своей вине голодают. В Москве, Туле, Иваново-Вознесенске, Питере и других местах рабочие металлисты, ткачи, оружейники, железнодорожники, пильщики, добытчики угля, железа, изо дня в день не доедают, получая не больше восьмушки хлеба в день, а то и этого не получают, а мяса и вовсе не видят и должны добывать себе хлеб у подлецов-спекулянтов по 150—200 руб. фунт.

Рабочие дети голодают и чахнут. Красноармейцы в частях получают скудный паек, приварка почти нет. Больные и раненые едва поддерживаются.

При таком положении Советская власть не была бы трудовою властью, если бы не приняла мер к прокорму тружеников и не пыталась распределять пропитание сколько-нибудь справедливо.

Крестьяне, если вы честно выполните всю разверстку, то можно будет по всей России довести дачу хлеба на каждого едока рабочей семьи в день до полфунта, рабочим на очень тяжелых работах выдавать по фунту в день, больным — тоже, а красноармейцев обеспечить полтора фунтами на день.

Мясо же и птица, которые от вас отбираются, пойдут прежде всего малым детям, больным, раненым и немного — Красной армии, рабочий разве что в большей праздник увидит его за своим столом.

Значит, не о роскошестве идет дело, а об удовлетворении крайней нужды. Выполняй же честно разверстку, крестьянин, не ропщи — ты правильное делаешь; пособляя Республике, ты себе самому пособляешь.

Выполняй также честно подводную повинность — без топлива не пойдут железные дороги, не двинутся машины. И выйдет, что зря и хлеб брали, только сопреет или сгниет, коли не сможем вывезти.

А если что-нибудь выходит не так, не правильно,— так постарайся сам чрез свой Совет уладить, коли дело все же не поправится — приходи смело и поведай, в чем обида. Советская рабоче-крестьянская власть зря никого не должна задевать. Она хочет быть справедливою — грозною для врагов трудового народа (для спекулянтов, мародеров, для буржуев и их слуг), родною для честного труженика.

Привет и поклон тебе честный работник хлебороб.

Председатель Губисполкома Антонов-Овсеенко.

«Известия», 28 декабря 1919 г.



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind