(Речь председателя архивной комиссии И.И. Дубасова)

В настоящем очередном отчёте о своей деятельности по званию председателя местной архивной комиссии я имею честь предложить Вам, милостивые государи, обещанный мною в предыдущем заседании свод летописных известий о нашем крае. Без всяких комментариев я прямо приступаю к делу.

Трудная задача будет предстоять местному историку, если он пожелает заняться исследованием давно минувших фактов из жизни родного края. Между тем как наши старые исторические города часто и обстоятельно изображаются во всей полноте их протекшей жизни в летописях, о нашем крае в этих самых исторических сказаниях почти ничего не говорится. У любого русского летописца, всероссийского и областного, южного и северного, чуть ли не на каждой странице встречаются имена древнейших наших городов: Киева, Чернигова, Новгорода, Пскова, Ростова, Мурома, Суздаля, Владимира, Рязани и многих других. А нашего тамбовского имени там нет как нет. Впрочем, на прошлую тамбовскую жизнь, русскую и инородческую, смутные и отрывочные летописные указания есть, и мы сейчас же займёмся ими тем охотнее, что они очень редки и, следовательно, для нас очень драгоценны. В другой раз мы постараемся познакомиться с прошлым нашей родины по местным устным источникам, песням и преданиям, к сожалению, научно почти не тронутым, теперь же возвращаемся к своей теме.

Чтобы облегчить свою скромную задачу, я буду заниматься каждой рассмотренной мной летописью особо, не делая общего летописного свода. При этом постараюсь быть как можно более кратким, так как в данном случае я развиваю перед Вами, милостивые государи, не учёное исследование, а делаю простую летописную выборку. И пусть сотрудники нашей архивной комиссии по мере своего усердия дополняют наших летописцев, изучением прошлого доказывая разумную любовь к настоящему…

Прежде всего я обратил внимание на российского летописца преподобного Нестора. В книжном складе нашей архивной комиссии имеется издание этого прекрасного древнерусского творения от 1767 года. На 10-й странице летописи, где автор делает этнографический очерк Руси перед призванием князей, мы читаем следующие строки, имеющие отношение к нашему родному краю: «А по Оце реце (разумеется весь Окский бассейн) седят мордва, свой язык… иже дан дают Руси». На основании этого летописного текста мы с уверенностью можем сказать, что мордва — давние и неразлучные наши земляки и что они исстари были служилым элементом для местных славяно-русских аборигенов, именно для вятичей, которые, по Нестору, жили тоже по Оке.

На странице 56 летописец говорит: «Иде Святослав на реку Оку (в 994 году) и налезе вятичи, и рече вятичем: кому даёте дань? Они же реша: козарам по шелягу от рала даём… И победи Святослав вятичи и дань на них возложи». Отсюда нам ясно, что первый опыт государственного объединения наших славяно-русских предков имеет совершенно определённое начало: до 994 года местные русские люди (вятичи) жили особо, не ведая общерусских интересов.

Под властью киевских князей наши вятичи ужились недолго. Уже в 982 году они возмутились и вызвали против себя поход князя Владимира. «В лето 982-е,— сказано на 71 стр. Несторовой летописи,— заратишась вятичи и иде на ня Володимир и победи я второе…»

Между тем как наибольшая часть нынешней Тамбовской губернии в удельно-вечевую эпоху принадлежала к Рязанскому княжеству, северо-восточные пределы нашего края по своему географическому положению тяготели к муромским князьям и, следовательно, принимали участие в их борьбе с волжско-камскими болгарами. На 129 стр. рассматриваемой нами летописи чрезвычайно кратко говорится: «В лето 1088 болгаре взяша Муром».

В 1095 году в Муромскую область приходил князь Изяслав Владимирович и был принят жителями без боя. «В лето 1095 прииде Изяслав, сын Володимиров, к Мурому и прияша и муромцы», говорит Нестор.

В самом конце XI века, когда княжеские усобицы чрезвычайно осложнились и усилились вследствие участия в них известного князя Бориславича, и наши малонаселённые пустыни, входившие в состав княжеств Рязанского и Муромского, сделались ареной междоусобной борьбы. В 1096 году князь Мстислав, сын Владимира Мономаха, по течению Оки с притоками воевал с Олегом Святославичем. Причём войска Олега шли с юга, от Медведицы, переходя донские притоки, западной окраиной нынешней Тамбовской губернии.

Пользуясь княжескими распрями, мордовские панки пытались освободиться от русской власти и начинали открыто воевать с нашими князьями. «Лета 1103-го,— говорит летописец,— бися муромский князь Ярослав Святославич с мордвою и побеждён бысть марта 4 дня».

Российский Летописец преподобного Нестора заканчивается следующим историческим известием, имеющим отношение к нашему краю. «В лето 1172-е муромские и рязанские князи посласте по сыну от себе на болгары и, бысть нелюб путь всем людем, зане негодно есть зиме воевати болгар, и идуче, яко не идяху».

Краткие указания на давно прошедшую жизнь нашего края есть и в Российской летописи по списку Софийскому. Мы будем останавливаться здесь только на таких фактах, которые прежде нами указаны не были. На 297 странице Софийской летописи, издания 1795 года, находятся следующие замечательные слова: «В лето 1380-е прииде из орды ордынский князь Мамай с единомысленники своими буртасы (чуваши)… И бысть туча велика, и плач горек, и глас рыдания». Если мы припомним, что Мамай шёл к верховьям Дона на знаменитое Куликово поле и через нашу губернию, а на так называемой Кузьминой Гати в Лебедянском уезде он даже надолго останавливался станом, то нам ясно будет, что туча великая и глас рыдания посетили и наших молчаливых предков — тамбовцев, к сожалению, не оставивших после себя с той поры никаких письменных памятников, ни ясного предания…

На 341-й странице цитируемой нами летописи нельзя не обратить внимания на таковое известие: «Ходи князь великий Василей Дмитриевич в орду к царю и дал ему царь Н.-Новгород и Мещеру», т.е. северную часть нынешней Тамбовской губернии.

А на странице 363 мы читаем о том, что в 1415 году татары грабили Елецкое княжество. И так как наши бывшие восточные властители на Елец должны были проходить непременно тамбовскими западными окраинами, которые вероятно, даже входили в состав названного княжества, то следующие летописные слова, я думаю, имеют отношение и к нашей истории. «В лето 1415 повоеваша татарове Елецкую землю»…

Встречаются смутные указания на нашу историю и в Русской летописи по Никонову списку. Начиная примерно с 9-го века русская колонизация шла совершенно по иному направлению, чем теперь. Теперь она стремится на восточную и юго-восточную глубину Азии. Тогда же русский меч в союзе с топором и сохою обращались внутрь нынешней России, покоряя и ассимилируя разные финские племена, например, наших мордву и мещеру. Именно на это и есть некоторые указания в Никоновой летописи. «В лето 1225-е,— говорится в этой летописи, — посла князь великий Юрий Всеволодович братью свою на мордву. Они же взяша множество сёл и возвратистася восвояси». Подобные же походы были в 1229-м (на мордву Пургасову) и в 1232 годах. А в 1239 году «татарове взяша Мордовскую землю. Приходиша татарове на мордву и много зла сотвориша и князей убиша». С этого времени русская колонизация в мещерско-мордовской земле, по необходимости, ослабела надолго.

Впрочем, бедственные военные тревоги посещали наш край и раньше татарского нашествия. Особенно тяжело было жить в наших степях и дебрях в 1177 году. В это время «князь Глеб Рязанский Господа Бога разгневи и Пречистую Его Матерь и много убивство и кровопролитие сотвори». Около того же времени шурин Глеба Рязанского, Ярополк Ростиславич, преследуемый Всеволодом III, отступил на реку Воронеж и тамо прехожаще от града во град. Впоследствии князь Ярополк был схвачен и ослеплён…

Далее

«Известия тамбовской учетной архивной комиссии», №4



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind