Продолжение судоходства выше пристани, до Тамбова. Вслед за предположением относительно облегчения возвращения барок в пристань, возникает мысль продолжить судоходство вверх от пристани, до Тамбова, чтобы отправлять туда лес, железо, хозяйственные орудия и другие предметы, которые доставлялись бы в пристань при возвращении барок снизу, и чтобы вывозить оттуда (из Тамбова) летом, с помощью судов подходящей конструкции, хлеб, который не может быть доставлен в Моршанск санным путём. Трудно представить, как много хлеба, предназначенного к сбыту, остаётся не доставленным вследствие порчи дорог, недостатка лошадей и других перевозочных средств. Между тем, если бы хлеб доставлялся водой летом, то, во-первых, открывался бы сбыт для более отдалённых местностей; во-вторых, это доставило бы большую выгоду мельницам, которые теперь работают только в течение 100 дней хорошего санного пути, а остальное время года стоят без дела, и в-третьих, уменьшило бы цену помола. Всё это понизило бы цены на продукты, потребные местному населению, не уменьшив прибыли производителей и поставщиков хлеба.

Продолжение судоходства до Тамбова способствовало бы расширению экспорта пристани и было бы легко осуществимо с помощью плотин мельниц, стоящих на всём верхнем течении реки. Граф Кутайсов — собственник ближайших к пристани мельниц; эти мельницы обнимают до 60 вёрст течения реки, и на всём этом протяжении река достаточно глубока для всякого груза. К предыдущим нашим проектам мы хотели присовокупить и этот, и если бы он был осуществлён, то пристань пришла бы уже в цветущее состояние.

Увеличение бассейна пристани. При большем вывозе и большем числе судов, приходящих снизу и сверху реки, необходим и больший бассейн для пристани; нынешний бассейн мал даже для настоящих потребностей, поэтому я предложил графу Кутайсову выменять у города участок земли в девять десятин и присоединить его к своей мельнице. Участок этот теперь не приносит никакой пользы городу. Об этом промене город ходатайствовал в 1800 году; промен был разрешён сенатом и указ об этом объявлен жителям, но по окончании последнего царствования те же самые жители, без всякой причины, по одному упорству и желанию причинить вред, отказались от обмена. Но я надеюсь, что Департамент благоволит расследовать это обстоятельство и воспользуется природным бассейном, прилегающим к этому участку, который можно было бы соединить с пристанью, устроив вокруг него склады. Впоследствии можно бы было через шлюзы проводить в мельничные пруды, всегда глубокие, столько барок, сколько их может уместиться, а потом перед навигацией обратно выводить их в пристань через те же шлюзы, тогда как теперь, по причине недостаточной глубины бассейна пристани в зимнее время, одни из барок, заранее нагруженных, примерзают ко дну, другие, по незнанию, заводятся на возвышенные места, отчего те и другие погибают при вскрытии реки, большая же часть судов должна дожидаться для нагрузки разлития воды, когда уже нужно пользоваться временем и торопиться отплывать. Помещение барок в пруды представляло бы ещё ту выгоду, что предохраняло бы их от повреждений во время ломки льда при вскрытии реки, отчего теперь они гибнут нередко в самой пристани, и нужно видеть то, что происходит в это время в пристани, чтобы оценить эту выгоду. Зимой 1800 года для предупреждения подобных случаев, в одном месте, более опасном в этом отношении, предположено было устроить линию свай с целью удержания льда. Вокруг бассейна, где будут находиться барки, полезно бы устроить хорошие склады, куда хлеб свозился бы в продолжение зимы, а те несколько дней, в которые теперь производится нагрузка, исключительно употреблялись бы на нагрузку, таким образом, устранялось бы всякое замедление в деле, часто весьма пагубное для караванов.

Машины для нагрузки. Удобные машины для нагрузки, быстро действующие и настолько сильные, чтобы могли исполнять большие работы, были бы отличным дополнением к складам, которым не пренебрегла бы заботливая администрация.

Лучшее устройство барок. В числе средств к улучшению пристани и развитию судоходства важное значение имеет и лучшее устройство барок. Один из членов Департамента, во время осмотра Моршанской пристани, указывал купеческому обществу на это средство, но для успеха дела необходимы опыты.

Ночное плавание. Время, благоприятное для спуска барок вниз по Цне, очень коротко, и им надо дорожить, пока барки не дошли до Рыбинска; поэтому необходимо всеми способами ускорить это движение и прежде всего продолжать плавание до самой Волги днём и ночью. Против этого говорят, что рабочим необходим отдых и что ночью, вследствие темноты, барки рискуют потерпеть крушение, но, во-первых, рабочие часто отдыхают больше, чем требуется, так как работа на Цне не очень утомительна, кроме немногих мест; после же урегулирования берегов реки, согласно изложенным выше предположениям, рабочие больше будут отдыхать днём, и это даст им возможность следить за ходом барок ночью. Притом, нужно смотреть на это плавание как на род борьбы, в которой надо держаться бодро, невзирая на утомление, в сущности ничтожное, если сравнить это дело с трудом солдат в походах или матросов на море, а между тем народное продовольствие заслуживает таких же усилий, как и защита против неприятеля, ибо голод не менее страшен, чем и тот. Во-вторых: так как барки движутся караваном, которому не требуется много времени, чтобы пройти известное место, то можно было бы устроить по обоим берегам фонари, которые бы зажигались сторожами по сигналу, даваемому передними барками. Самые барки могли бы также иметь большие лампы с рефлекторами, которые бы позволяли рабочим видеть окружающие предметы. Наконец, опасные места могли бы быть отмечены особыми знаками. Ночное движение было бы тем более удобно, что погода обыкновенно бывает спокойнее от заката и до восхода солнца. Но купечество решится на ночное плавание только тогда, когда увидит пример, и этот пример должны бы подать казённые барки; купцы скоро бы ему последовали, так как они настолько же быстро являются подражателями, насколько нерешительны в качестве предпринимателей.

Не буду говорить о всех плавучих мостах, существующих на Цне и мешающих судоходству, как это известно Департаменту, я скажу здесь только о мосте, устроенном среди Моршанской пристани, на большой дороге. Мне кажется, что он устроен не в надлежащем месте. Он стесняет барки, возвращающиеся осенью в пристань, и мешает тем, которые делают летом несколько рейсов в окрестностях пристани; он задерживает курьеров и проезжающих в то время, когда бывает разведён для пропуска барок, наконец, баржи, на которых он устроен, занимают собой место, столь необходимое для манёвров грузовых судов. Мост этот можно бы было поставить очень удобно на краю пристани, при въезде в город, за плотиной старых мельниц, где он не мешал бы ничему и где его можно построить на сваях, что было бы дешевле и безопаснее для подвод и множества скота, здесь прогоняемого.

Я рассмотрел все способы, ведущие к улучшению Моршанской пристани и её торговли, как в отношении судоходства, так и устройства складов и облегчения нагрузки. Сделанные мной в начале этой записки замечания о развитии торговли и вывоза в связи с устройством мельниц, о высоких ценах на помол, происходящих от большого скопления хлеба и недостатка мельниц, доказывают, что было бы весьма полезно для пристани расширить и улучшить деятельность самых ближайших к ней мельниц. Поэтому я должен здесь упомянуть о новых мельницах графа Кутайсова, представляющих собой высокую дань искусству и заслугу перед отечеством. Я предпринял постройку их в твёрдой уверенности, что они удостоятся покровительности государя, одобрения отечества и признательности края, которому оказывают такие услуги. Чтобы выполнить эту задачу, сделано всё возможное. Мельницы устроены на 3000 дубовых сваях из лучшего леса и сложены на итальянском цементе; работы производятся гидравлическими машинами. Размеры мельниц так велики, и они так рассчитаны, что в каждую данную минуту могут удовлетворять потребностям пристани. Чтобы мука вырабатывалась лучшего качества, жернова выписаны из Франции: мука этой страны, как известно, считается лучшей, дольше сохраняется, даёт превосходный хлеб и излишек в весе хлеба в размере одного пуда на каждый куль. Следует сказать ещё об особого рода подготовительных аппаратах для очистки зерна не только от нечистоты, но в особенности от ржавчины и гнили, от головни и спорыньи, столь распространенных болезней хлеба, причиняющих порчу хлебным запасам и ужасный вред потребителям, народу и войску, производя язвы, лишаи, скорбут, сухотку, разложение тела — болезни опустошительные, от которых тем труднее предохраниться, что часто и не догадываются о их причине, заключающейся в самой насущной пище. Случай такого рода недавно имел место в войске, около Чёрного моря, причём врачи открыли причину болезней в муке, приготовленной изо ржи, не очищенной от спорыньи. Этот ужасный для государства случай должен убедить, каким благодетельным учреждением являются эти мельницы, могущие предохранить огромную часть населения от ужасного бича! Наконец, при постройке этих мельниц применены все известные до сих пор и испытанные усовершенствования, а также некоторые новые изобретения, которыми можно гордиться стране, ставшей их родиной, так же как вообще гордиться обладанием одним из самых обширных и самых совершенных заведений, какие только существуют в этом роде.

Эти мельницы с первого раза начнут молоть по 800 кулей в день, но они так приспособлены, что с расширением торговой деятельности пристани в состоянии будут молоть до 2000 кулей ежедневно. Какой скачок может вызвать в торговле подобное заведение! Какие удобства казны для её продовольственных целей, которых она может достигать теперь с большими выгодами во всех отношениях, получая при том продукты лучшего качества! Не интерес ли и не честь ли для правительства покровительствовать таким предприятиям, содействовать их успеху и поощрять других к подобным предприятиям?

Но рядом с такими ожиданиями, чёрная зависть и слепая злоба, а также отсутствие уважения к общим интересам, эти опасные враги всего хорошего, воздвигают различные препятствия с целью помешать успеху этого полезного учреждения. Уже в истекшем октябре месяце депутация от города Моршанска осмелилась ходатайствовать об уничтожении плотин, которые в продолжение 30 лет находились под охраной закона. Департамент может убедиться в этом из копий с производства, прилагаемых мной к этой записке. Обещая большие выгоды государству и торговле, эти мельницы в то же время ничем не могут вредить интересам других соседних мельниц, ибо избыток в хлебе ещё слишком велик и ожидается ещё больший, так что замечено, что цена помола повышается с увеличением числа мельниц. Таким образом, несправедливо указывают на эти новые мельницы, как на род монополии. Это учреждение благодетельно для государства и для частных лиц, не исключая и лиц, ведущих торговлю в пристани, а также для бедного населения, которому оно доставит более питательную и здоровую, но менее дорогую пищу, между тем как монополией называется совершенно обратное, а именно, когда хотят обогатиться путём возвышения цен на товары или съестные припасы, пользуясь общей в них нуждой. Это учреждение следует скорее назвать антимонопольным, и если хотят видеть в нём дерзкую попытку к бесчеловечной монополии, то нужно будет уже изгнать из государства всех инженеров и художников, отказаться от всяких усовершенствований в промышленности, искусстве и хозяйстве и обречь бедный народ на отказ от улучшения его быта и всё это благодаря немногим невеждам, которые первыми воспользовались бы услугами этого учреждения.

Мельницы для выделки крупы. По устройстве усовершенствованных мельниц для хлеба, следует заняться устройством таких же механически действующих мельниц для выделки гречневой крупы, которая до сих пор выделывается ручными крупорушками. Я уже говорил о необходимости и выгоде таких мельниц. Если этого не сделано, то лишь потому, что не знают, как за это взяться, хотя некоторые частные лица делали к этому попытки, в особенности один землемер, живший в Моршанске, очень искусный механик. Он построил большую мельницу с разными остроумными выдумками и, может быть, имел бы успех, если бы эти выдумки были более практичны. Полезно было бы также для пристани устроить при ней верфь для постройки барок. Это предприятие было бы легко исполнимо, если бы реку сделать судоходной для грузовых барок и на осеннее время и таким путём получать с Оки и Волги лес по дешёвой цене и разных сортов. Если бы устройство верфи было взято казной на себя, то это послужило бы удобным случаем подать другим пример постройки барок новой, более удобной, конструкции и таким образом, как основательно заметил один из членов Департамента водяных сообщений, приспособить барки для реки, вместо того, чтобы приспособлять реку к баркам. Для этой цели можно бы было построить на пристани лесопильные мельницы.

Было бы полезно также устроить канатный завод специально для выделки хороших канатов на суда. От недостатка хороших канатов часто случаются несчастья с караванами барок и с людьми: нередко при разрыве канатов убивает людей, а барки гибнут оттого, что их нельзя бывает удержать против сильного ветра или стремительного течения, загоняющего их на подводные препятствия.

Все это состоится само собой, так же как и многие другие полезные меры, если правительство сделает первый шаг к улучшению пристани и развитию судоходства. Тогда разовьётся сам собой и дух спекуляции, который обогатит край произведениями промышленности и приведёт пристань к цветущему состоянию.

Но главное условие успеха есть дарование полной свободы торговле и искусству. Потери, происходящие для государства от стеснения этой свободы, неисчислимы. Малейшее опасение за эту свободу удаляет от дела капиталистов-торговцев и служителей искусства. Эти лучшие агенты богатства страны нуждаются в особом покровительстве. Для прочности их предприятий, часто очень смелых, ещё недостаточно мудрости общих законов империи, благих намерений царствующего государя и неуклонной справедливости высших властей, так как не по случайности только, конечно, множество хороших начинаний и очень полезных самих по себе промышленных и образовательных учреждений в этой стране имеют лишь кажущийся, призрачный успех.

Я высказался. Но я не имею претензии требовать, чтобы все взглянули на дело так же, как я, или, чтобы все мои предположения были выполнены сразу и предоставляю свою записку на суд прямой и здравой критики. Я делал свои замечания откровенно, будучи руководим только желанием добра. Дурные порядки и злоупотребления я обнаружил с той честной прямотой, цель которой — распространить больше света на окружающее и раскрыть правду. Случай познакомил меня с тем, с чем другие, более меня образованные люди, не имеют возможности познакомиться. Если я буду иметь счастье заслужить одобрение моих проектов, то это будет для меня вполне достаточной наградой. Тогда я буду иметь честь сделать и ещё много других предложений, не менее полезных для этого богатого края, представляющего такое обширное поле для наблюдения и полезных предприятий человеку любознательному и патриоту.

Боадебар,
С.-Петербург,
10 декабря 1801 года

Назад

«Известия тамбовской учетной архивной комиссии», №14



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind