Тамбовский летописец. Часть 1

Сентябрь 11, 2012 | Комментарии отключены

Под этим заглавием в Тамбове сохранилось краткое летописное сказание неизвестного автора об основании нашего города и о судьбах его до 1708 года. «Лета 7144-го (1636 г.),— начинает словоохотливый летописец,— по указу богоизбраннаго и святымъ елеемъ помазаннаго крепкаго хранителя и поборника святыя православныя веры, благовернаго и Богомъ почтеннаго и превознесеннаго и благочестиемъ всея вселенныя в концехъ возсиявшаго царя и великаго князя Михаила Феодоровича, создася градъ Тамбовъ на реке Цне. А строилъ тотъ городъ стольникъ Романъ Федоровичъ Бобарыкинъ и был воеводою три лета».

Город Тамбов, заложенный 17 Апреля, совершен был 1-го октября 7145 года. Почти все первоначальное население его было военное, стрелецкое и казацкое, и только к югу от крепости в Покровской пригородной слободе поселены были тяглые крестьяне.

Цель построения нашего города заключалась в обороне от татар всей Московской юго-восточной Украины. Это видно из следующих слов дошедшей до нас грамоты царя Михаила Феодоровича от 1637 года: «въ прошлыхъ годехъ в Шацкия и иныя Мещерския места Татарские и Ногайские воровския люди прихаживали изгономъ и те все места воевали, людей побивали и в полонъ имали, и села и деревни многия пожгли и до конца разорили и отъ тое великия войны многия села и деревни запустели, а служилые люди оскудели и учинилися безлюдны и безлошадны и безоружейны. И мы то слыша, указали поставить городъ Тамбовъ.» Поэтому первые годы существования новой крепости отличались военными тревогами по поводу ежегодных Татарских и Ногайских нападений. Уже в самый год открытия крепости к Тамбову приходили Татарские воинские люди партиею в 100 человек, но были отбиты и была за ними погоня.

«И зашли техъ Татаръ,— говорит Тамбовский летописец,— лучшие служилые люди 400 человекъ на степи и отбили у них всехъ коней, а в Тамбов полону привели 63 человека.»

В 7152 году, при воеводе Самуйле Ивановиче Бискине, на Тамбов было новое Татарское нападение. «Приходили къ намъ,— сказано в летописи,— воинские люди и побрали служилыхъ людей человекъ съ двадцать. И послана была за ними погоня в 500 человекъ с головою Иваномъ Кородыкинымъ и дошли ихъ въ степи и ничего имъ Татарамъ наши служилые люди не учинили, только нашихъ 30 человекъ порубили, а иныхъ в полонъ взяли месяца апреля в 23 день.»

В 7156 году прислан был в Тамбов князь И.И. Ромодановский «для великаго землянаго строения, и того лета построенъ валъ от реки Цны до реки Челновой на 20 верстахъ, а строенъ тотъ валъ седмию городами.» В 7163 году началось христианское просвещение Тамбовской Мордвы и Мещеры. Просветителем края явился Рязанский архиепископ Мисаил, который приводил инородцев к богопознанию, «обвеселяя их царскою милостию и жалованною дачею, а суровейшихъ из нихъ претя казию.» Впоследствии, как известно, этот миссионер погиб мученическою смертию от Мордвы в окрестностях Шацкого села Конобеева. Летопись сохранила нам имя убийцы рязанского владыки. Это был мордвин Гаречишка, «навождением сатанинскимъ устреливший вернейшаго служителя Божия». Окровавленная мания архиепископа Мисаила и теперь еще хранится в Рязанском кафедральном соборе.

В следующем 7164-м году к Тамбову подошли Татары из под Азова. Судя по летописному сказанию, это нашествие было особенно грозное. «Азовские Татары,— говорит наш летописец,— подъ Тамбовомъ на поляхъ многую шкоду народу Российскому сотвориша, въ пленъ мужеска и женска полу многочисленно побраша и во своя отведоша.»

Через три года на Тамбов напали Крымские Татары. Воевода Иван Михайлович Короваев вышел против них «со стрельцами и казаками и со всякимъ оружиемъ», потерял в бою 90 человек и поспешно скрылся за городскими земляными валами и деревянными частоколами. Те пушки, которыми воевода Короваев отстреливался во время Татарских приступов, и теперь еще целы и украшают собою некоторые мосты и площади города Тамбова. Все они — чугунные и маленькие и едва ли особенно вредили степной орде. Между тем, в конце царствования Алексея Михайловича началось известное казацкое и крестьянское движение на Волге, коснувшееся и нашего края. «Божиимъ попущениемъ,— повествует Тамбовский летописец,— воровские казаки изменника Стеньки Разина приходили къ намъ отъ града Шацкаго и обступили крепость месяца ноемврия въ 9-й день и стояли тутъ до месяца февраля и въ то время пало служилыхъ людей и изменниковъ многое число».

«Воровских людей» было под Тамбовом 5,000 человек и они до того стеснили наш город, что у ратных служилых людей не стало вина. «А без того вина,— писал в Москву Тамбовский воевода Яков Хитрово,— нам быть не мочно».

В конце декабря 1670 года к осажденной крепости подошли отряды полковников драгунского строя Гробова, Ульфа и Хрущова. Тогда мятежная шайка разбежалась по частям и временно утвердилась в селах: Бокине, Кузьминой гати, Лысых горах и Челнавском острожке. Близ последнего воров переловил полковник Хрущов, главный местный герой данного смутного периода.

Между тем Яков Хитрово, обессиленный дряхлостью и боевыми тревогами, оставил воеводство и переехал в Москву. На его место в Тамбов назначен был Иван Бутурлин. При нем-то в 1671 году и совершилось окончательное умиротворение нашего края.

В смутную Разинскую эпоху всей Тамбовской области особенные услуги оказаны были Черниевым монастырем, который царским воинским людям платил жалованье. Бедный Шацкий монастырь истратил на этот предмет 980 рублей и таким образом роль его в данном случае напоминает нам известные патриотические подвиги Троицкой Лавры...

Последняя страница Тамбовской летописи посвящена описанию Булавинского нашествия. В 1708 году местным воеводою был Василий Васильевич Данилов. Тогда же стоял в Тамбове с своим отрядом полковник князь Григорий Иванович Волконский. В это время вторглись в наши пределы с реки Хопра шайки Кондрата Булавина. Летопись говорит об этом так: «приходилъ к намъ отъ Кондрашки Булавина воровский атаманъ Лушка Хармичъ и, приехавъ ко дворцу государеву за Кузьминою гатью, государевыхъ лошадей побралъ многое число; да отъ нихъ же казаковъ шкода учинилась великая въ селахъ и деревняхъ, а градские люди были въ осаде более десятихъ дней».

Булавинскую осаду снял с города Тамбова драгунский полковник Ефим Андреевич Гульц. Но, с его отбытием, Тамбовский край посетила новая беда. «Грехъ ради нашихъ,— повествует летописец,— на новоселенныя села и деревни Тамбовского уезда пришли воровские калмыки и многихъ мужеска полу и женскаго людей въ полонъ побрали, и малыхъ ребятъ, и всякий скотъ смерти предавали, а иныхъ за реку Волгу отведоша и великую шкоду роду христианскому учиниша.»

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Comments are closed.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind