Теперь нашему решению подлежит еще один вопрос: откуда на наши Тамбовские поля переселялись крестьяне. Переселялись они, разумеется, из местностей сравнительно плотно и исстари населенных, например, из сел Шацкого и бывшего Кадомского уездов. Приводим список этих сел: Чернитово, Ялтуново, Березово, Темешево, Шацкая Черная слобода, Студенец, Конобеево, Кашково и деревня Чермных. Кроме того в нынешний Моршанский уезд являлись переселенцы из Рязанской области (Белоомута и Старой Рязани), Муромской, Владимирской и Пензенской. Большинство этих переселенцев состояло из беглецов, уходивших в Тамбовские дикие степи от разных житейских невзгод и от суда и расправы. Значительная часть беглецов приходится на долю монастырских крестьян, преимущественно из вотчин бывшего Запроломского монастыря. С усилением же крепостного быта переселенцы стали являться массами из старых вотчин наших Тамбовских магнатов.

Вместе с писцовыми и мерными выписями наши провинциальные архивы представляют нам интересные материалы для определения фискальных отношений и цен первой половины прошлого века. В указанное нами время пошлинный сбор в Тамбовской и Шацкой провинциях касался всех сторон народно-промышленной жизни; даже домашний быт не ускользнул от фиска. Вследствие этого происходило сильное обременение народонаселения, и без того отличавшегося безденежьем.

Во всех наших уездах, в городах и базарных селах, до времен Елизаветы Петровны были таможни, на которых со всех торговых статей брали пошлины по расчету с рубля по гривне. Платили с покупного и продажного. Размеры пошлин мы берем за 1737 год.

На кружечных дворах брали в казну с ведра по 10 копеек. Усиленная пошлина шла также с лошадей, издавна составлявших одну из самых важных отраслей местной торговли. Между прочим таможенные сборы производились со всякого мелкого товара. Самые значительные сборы были, конечно, с питей. Так, в селе Земетчине с мелкого товара в базарный день собирали копеек по 40, а кружечной пошлины бывало рубля по 3 и более.

По-видимому, самым торговым селом Шацкой провинции в 1737 году была Апушка. Мелкого сбора собирали там в торговые дни рубля по 4.

В царствование Анны Иоанновны обложены были податью даже бани, без которых в прежние времена обходился редкий крестьянский двор. С каждой бани полагался рубль в год.

Если ко всему этому мы прибавим разнообразные штрафные деньги, подушные подати по 69 копеек с души и многочисленные натуральные повинности, рекрутские, ямские, дорожные и церковные, то в результате получится весьма неутешительная картина нашего прежнего народно-экономического быта.

От конечного разорения наши предки спасаемы были дешевизною продуктов и земли. Цена простому вину была по 86 копеек ведро, мед продавался по 24 копейки за ведро, а пиво — по 12 копеек. Четверть ржи стоила 48 копеек.

Но особенно дешева была земля — исконная русская кормилица. В 1731 году крестьянин Леонтий Суханов снял на 4 года казенную пустовую землю недалеко от Шацка. Земли той было в трех полях 324 четверти да 9 десятин и сенных покосов на 50 копен. За все это годовая плата была 2 рубля 66 копеек. Такая дешевизна свидетельствует, конечно, о том торговом и промышленном застое, который обыкновенно характеризует страны, только что начинающие свою культурную жизнь. Правда, к 30-м годам прошлого столетия Тамбовская и Шацкая культура уже достаточно созрела в известном смысле. В бывших Мещерско-Мордовских дебрях появились землевладельцы с немецкими фамилиями и интересами, а в присутственных местах началась широкая бюрократическая практика, едва ли содействовавшая оживлению края. В наших канцеляриях неустанно стали исписывать целые стопы бумаг без всякой определенной цели. Возникали кляузные дела листов в 600 и более... То было время, когда канцелярские дельцы, поработав несколько лет, легко становились более или менее крупными помещиками.

Слабая культура нашего края заметнее всего выражалась в низком уровне благоустройства местных городов. Все факты, которые мы сейчас сообщим, заимствованы нами из «экономического описания Тамбовского наместничества», официально составленного в 1781 году, во время известного генерального межевания.

Начинаем с главного города наместничества.

Город Тамбов. «Дворов в нем 354, все деревянные. Жителей обоего пола 5664 человека. Всей городской земли, усадебной и пашенной, покосов и леса, а также и неудобных мест — 4402 десятины 1435 сажень».

Не особенно красив наш город и теперь, но сто лет тому назад он походил на обширную деревню. Это видно из следующего перечня Тамбовских публичных зданий.

«Публичные здания въ городе Тамбове таковы: градская крепость, именуемая кремль; съ востока и севера укреплена она реками Цною и Студенцомъ, съ юга — рвомъ, съ запада — рвомъ и землянымъ валомъ. Въ крепости соборная Преображенская церковь каменная, а колокольня деревянная, и въ той же крепости каменная кладовая для хранения денежной казны, да бывший воеводский дворъ, занятый присутственными местами. Слободы въ предместьи Тамбовскаго кремля следующия: Покровская, Стрелецкая, Пушкарская и Полковая. А въ техъ слободахъ монастырей два: мужской Казанский и Вознесенский девичий. Въ первомъ две церкви деревянныя, Казанская и Успенская, деревянный архиерейский домъ въ 20 келлий; ограда монастырская деревянная съ башнями по угламъ; надъ воротами колокольня каменная, невысокая. Вознесенский женский монастырь весь деревянный. И въ томъ городе Тамбове съ предместьями приходскихъ церквей 11: пять каменныхъ и шесть деревянныхъ, въ томъ числе три кладбищенскихъ. Жители того города и предместий торгъ имеютъ мелочными товарами и закупаютъ по селамъ масло, медъ, воскъ, юфть, сало, шерсть, пеньку, рогатый скотъ и отпускаютъ все это для продажи въ Москву и другие города. Постоялыхъ дворовъ въ Тамбове не мало, а герберговъ (гостинницъ) нетъ. Река Цна противъ Тамбова глубиной бываетъ 2 1/2 аршина. Студенецъ летомъ пересыхаетъ. А къ западу отъ города идетъ земляной валъ до Усмани. Построенъ онъ въ древния времена для защиты отъ набеговъ Ногайскихъ Татаръ».

Экономическое описание города Тамбова оканчивается перечнем церковной писцовой земли.

«У Преображенского собора писцовой земли 333 десятины 688 сажень. У того же собора хуторъ къ востоку отъ города и подъ темъ хуторомъ земли 29 десятинъ 500 сажень. У Знаменской церкви писцовой земли 180 десятинъ 334 сажени; у Покровской церкви — 145 десятинъ 958 сажень; у Трегуляевскаго монастыря всей писцовой земли 671 десятина».

В 70-х годах прошлого столетия в Тамбовском наместничестве было уже очень много богатых помещиков. Некоторые из них жили в своих вотчинах, поэтому в окрестностях Тамбова уже и тогда встречались обширные и благоустроенные барские усадьбы, например: Охлебинина, Полетики, Хвощинского, Арапова и графа Воронцова. Эти-то усадьбы, построенные на широкую ногу и наполненные толпами многочисленной дворни, и служили единственными декорациями нашего бедного наместничества.

В указанное нами время Тамбовский уезд был самым культурным во всем наместничестве. Это видно из тогдашнего состояния добывающей и обрабатывающей промышленности в нашем уезде. Недалеко от Тамбова была тогда суконная фабрика купца Тулинова (цена сукна от 50 до 75 копеек ). В Рассказове находилась суконная фабрика купца Олесова, а в Бондарях было таких три фабрики и между ними возвышался огромный каменный дом фабриканта Гарденина. Кроме того, в селе Керше работал винокуренный завод помещика Чубарова. Спирту выкуривалось там ежегодно по 800 ведер (цена ведру 75 копеек ). В то же время в селах Никольском и Куньих Липягах у помещиков Иевлева и Новосильцева были известные в свое время конские заводы, на которых разводились лошади русской породы, арабской, английской и немецкой.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind