Город Липецк. Этот город, в настоящее время один из самых красивых уездных городов в империи, в описываемое нами время был обширною деревнею. «Экономическое описание» его таково:

«Въ городе Липецке дворовъ 664. Жителей 4070 человек. А публичныя строения въ томъ городе: Воздвиженская соборная церковь каменная да приходских две — обе деревянныя. Да еще въ томъ городе 6 питейныхъ домовъ деревянныхъ и 16 деревянныхъ лавокъ. А купцы и мещане торгуютъ съ Москвою пенькою, шерстью и кожами. Женщины же вяжутъ для продажи чулки, варьги и перчатки. Да въ томъ же городе на запруженном пруде состоитъ казенный литейный чугунный заводъ, на немъ прежде основания наместничества выливались пушки и прочия воинския орудия».

К крайнему своему удивлению в экономическом описании города Липецка мы ни слова не встретили о Липецких минеральных водах. Ясно, они были заброшены и ждали для своего открытия наступления лучшей поры для Тамбовского края, именно — царствования императора Александра I-го.

Город Лебедянь. «Въ ономъ городе крепость, а въ ней 15 дворовъ, жителей 718, да тамъ же Казанская соборная церковь каменная. А дома въ крепости и предместьяхъ все деревянные и жители торгуютъ скотомъ, особенно лошадьми».

О знаменитой Лебедянской ярмарке, прославившейся в начале нынешнего столетия, в «экономическом описании» ничего не сказано. Следовательно, ее еще не было.

Город Кирсанов. «Дворовъ въ немъ 314, душъ 3141. Въ городе деревянная соборная церковь во имя Николая Чудотворца, а приходскихъ нетъ. Да присутственныя места, тюремная изба и 5 питейныхъ домовъ — все деревянные и весьма малые».

Город Спасск. Этот город считается теперь наименее культурным во всей губернии. Таким он представляется нам и в «экономическом описании».

«Дворовъ въ городе Спасске,— сказано в этом описании,— 389, жителей обоего пола 3005 человекъ. Въ ономъ городе, управления по новости никакого нетъ. А публичныя здания таковы: 2 церкви деревянныя древняго строения и третья церковь на кладбище».

Город Усмань. «Число дворовъ въ немъ 6, жителей обоего пола 46 человекъ. Публичные въ немъ строения: земляная крепость и въ оной деревянныя присутственныя места. Въ предместии города каменная соборная церковь, а приходскихъ церквей 2, каменная и деревянная. Жители того предместья имеютъ торгъ разными мелкими щепетильными товарами».

Очевидно, Усмань в XVII и начале XVIII столетия была чисто военным городом, на что указывает, между прочим, и то обстоятельство, что известная Тамбовская черта доходила как раз до Усмани.

Переходим теперь к двум северным, наиболее древним, уездам Тамбовской губернии, Темниковскому и Елатомскому.

Город Темников. «Дворовъ въ немъ 484, душъ обоего пола 2676. Въ томъ городе публичныя строения: каменная соборная Преображенская церковь да приходских 3 каменныхъ и 4 деревянныхъ церкви. Жители большею частью купцы и мещане. Они закупаютъ въ разныхъ местах хлебъ, пеньку, медъ, воскъ, деготь, лубья и мочалу и все это отправляют в Арзамасъ, Спасскъ и Елатьму. Иные жъ мещане промыслъ имеютъ въ каменной и штукатурной работе въ разныхъ городахъ».

Об известной Саровской пустыни, а также и о заштатном городе Кадоме, древнейшем в нашей губернии, в «экономическом описании» ничего не сказано. О Санаксарском монастыре сказано также не много, именно вот что: «вокругъ оного монастыря сделана каменная стена шестиугольникомъ; въ немъ 3 церкви каменныя; кельи о 2-хъ этажахъ. За оградой домъ каменный для гостеприимства».

Город Елатьма. «Дворовъ въ немъ 765, жителей мужескаго полу 1919. Въ немъ старое городище с каменною церковию во имя Рождества Пресвятыя Богородицы; въ томъ городе былъ прежде мужской монастырь, а ныне жительство имеют священно-церковнослужители. Да въ немъ же следующия публичныя строения: Преображенская соборная церковь каменная, приходскихъ церквей 6 — все каменныя, а присутственныя места деревянныя» .

Как на достопримечательности города Елатьмы, «экономическое описание» указывает на два дворянские каменные дома и на Петропавловскую ярмарку, торговавшую пенькою, холстом, кожами, мясом, салом и рыбою. «Женщины города Елатьмы,— продолжает описание,— упражняются въ пряже льна и шерсти и холсты ткутъ и сукна делаютъ».

При открытии Тамбовского наместничества Елатомский уезд, очевидно, был самым культурным после Тамбовского. Это видно из следующего перечисления Елатомских фабрик и заводов.

«Въ Елатомскомъ уезде есть полотняная фабрика купца Коржевина. На ней 36 становъ, а работаютъ фабричные крестьяне. Отпускъ съ фабрики на Москву и Петербургъ. Да въ томъ же уезде Унженский железный заводъ Баташова, серно-купоросный и красочный заводъ купца Семизорова, стеклянный заводъ купца Гусева и таковой же заводъ братьевъ Коржевиныхъ».

Леса Елатомского и Темниковского уездов в описываемое нами время были совершенною глушью. Там были бортные государевы и царевичевы выезжие леса. Там были урочища с следующими оригинальными, указывающими на глубокую древность, названиями: Медвежья пустошь, Чертово поле, Старая Каверза, Ермакова пустошь, Колодина и Лешая Поляна. Там же между поселениями постоянно встречались погосты и починки, т.е. такие формы сел, которые свойственны исключительно старинной Руси.

Заключая третью главу, мы невольно обращаем внимание на современное состояние городов Тамбовской губернии. Теперь эти города далеко не последние в массе всероссийских городов. Следовательно культурная живучесть нашего края не подлежит ни малейшему сомнению, хотя проявления ее до сих пор пока еще довольно медленны и неопределенны. Постановку и развитие этой мысли мы и имели в виду, когда писали свою третью главу.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind