Заключая свой 2-й выпуск, считаю долгом оговориться, что исследования местных и в особенности Московских исторических материалов мной будут продолжены. К этому решению я пришел на том основании, что тронутые мной архивные сокровища далеко еще не исчерпаны… Во всяком случае я надеюсь со временем издать в свет еще 3-й выпуск своих Тамбовских очерков. Для этого опять потребуются поездки в Москву, но так как в моем распоряжении свободного времени немного, то следующий выпуск откладывается на неопределенное время, примерно года на два. В настоящее время я успел только наметить те местные исторические вопросы, по поводу которых будут производиться мной розыски в Московских архивах, из которых некоторые, например, Румянцевский, межевой, синодальный и архив исторического музея, мне совсем еще неизвестны.

Не говоря о возможности палеонтологических работ, на что между прочим указывают находимые в разных уездах нашей губернии громадные кости допотопных животных, я надеюсь достигнуть известных результатов по вопросу о борьбе Мордвы и Мещеры с пришлым русским населением. Что эти племена первоначально враждовали и воевали с нашими удельными князьями, в особенности с Нижегородскими и Рязанскими, это ясно само собой и смутно выражается и летописцами. Ясно также и то, что первые русские колонисты в пределах нашего бывшего Мордовско-Мещерского края не могли жить среди туземцев спокойно и их сближение с бывшими врагами, вероятно, произошло в эпоху Татарского ига, когда общая и тяжкая беда сроднила их. Но все это одни намеки, требующие документального подтверждения и развития.

Второй вопрос, разъяснением которого мы намерены заняться, это — вопрос о местных кудеярах. Несомненно, что еще издавна в наших дебрях и диких степях укрывались от Московского и иных удельных правительств разные смелые и решительные люди — кудеяры или атаманы, которые укреплялись в своих вольных городках и никого знать не хотели. На это указывают многочисленные местные предания и разбросанные по всей губернии старинные земляные городки, внутри и около которых совершенно случайно были находимы экземпляры древнего оружия: наконечники копий, боевые топоры, стрелы и мечи. Разбойничьи партии усиливались в нашем крае до того, что осмеливались нападать на многолюдные заводы (например, Виндреевский) и на города (Козлов). Это было в XVIII столетии.

19 марта 1780 года первый наш генерал-губернатор граф Р.И. Воронцов дал Тамбовскому губернатору А.И. Салтыкову следующий ордер:

«Какъ до сведения моего дошло, что ежегодно по наступлении весны по реке Мокше бываютъ воровския партии, то прошу ваше превосходительство техъ округъ къ капитанъ-исправникамъ послать указы и велеть для искоренения техъ злодеевъ въ техъ местахъ, где они обыкновенно бываютъ, учредить изъ ближайшихъ селений пикеты, а равно иметь для поиску оныхъ разъезжия лодки.».

25 марта того же 1780 года последовал новый генерал-губернаторский ордер на имя А.И. Салтыкова:

«До сведения моего дошло, что во многихъ местахъ Тамбовской губернии, а особливо около Шацка и Морши, имеются воровския партии, которыя разбиваютъ проезжающихъ; то вашему превосходительству чрезъ сие рекомендую приложить ваше старание о искоренении оныхъ, чего для и командировать команды для обыску оныхъ въ пчельникахъ и въ техъ избахъ, где гнутъ ободья».

Тогда из Тамбова посланы были в Моршанский и Шацкий уезды конные и пешие отряды губернской команды с офицерами, а в помощь им близ всех оврагов, лесов и кустарников поставлены были пикеты по 20 человек крестьян в каждом, при десятских и солдатах. Началась правильная партизанская война. Сражались пешим и конным обычаем, холодным оружием и огнестрельным. Главными правительственными командирами при этом были исправники: Моршанский — Маслов и Шацкий — Протасьев.

Между тем 12 мая 1780 года в Тамбове получено было официальное известие о разбойниках и из Кирсановского уезда. Пришлось и туда отделить часть губернской команды, потому что воровские партии заходили в села даже днем и смело нападали на самые пикеты…

До самого XVII столетия история нашего края представляется чрезвычайно отрывочно и неясно. Нашу Мордовско-Мещерскую сторону считали в Москве дикой и безлюдной. И вдруг в конце названного столетия Тамбовский край является на исторической арене с населением в несколько сот тысяч человек и с сотнями православных храмов. Как произошло такое сравнительно плотное заселение нашего края, и когда — это будет составлять нашу третью тему.

Если Тамбовский край в XVII столетии был уже населен преобладающим русским населением, то это местное население, вероятно, играло немаловажную роль в смутную эпоху, в особенности в деле освобождения Москвы от Поляков и в избрании Михаила Романова на царство. Но и об этом мы не имеем еще пока документальных свидетельств.

При патриархе Никоне, по поводу церковных реформ, в русской жизни совершилось известное религиозное разделение народа. Многочисленное православное население нашего края и к этому факту, разумеется, равнодушно отнестись не могло и несомненно принимало в нем близкое участие. Но именно какое — об этом обстоятельно скажут нам архивные документы, лежащие доселе под спудом. На эту тему мы пока знаем только то, что в 1688 году некто Кузьма Косой устроил близ Тамбова раскольничий городок, поселился в нем с 500-ми человек приверженцев и с большим трудом был изгнан оттуда царскими воеводами. Кроме того нам известно, что в XVII-м столетии и начале XVIII-го все наши леса переполнены были раскольничьими скитниками и скитницами.

Тщательных архивных исследований, между прочим, требует казацкое Булавинское движение 1708 года. Как известно, главный есаул Кондратия Булавина Лука Хохлач 10 дней осаждал Тамбов, затем отступил и на пути был разбит драгунами. После этого Булавин застрелился, приверженцы его рассеялись и все движение вдруг прекратилось. Значит, осада Тамбова и участь Луки Хохлача имели для Донского атамана особенно важное значение, которое надо разъяснить.

В 1782 году в Тамбовском селе Чуеве явились самозванцы Алексей и Петр Петровичи. Быстро схваченные они были казнены. Факт этот, конечно, выдающийся и нам очень хотелось бы ознакомиться с ним по архивным источникам.

Уже и этих намеченных нами вопросов довольно для целой книги. Но может быть неожиданно откроются и еще какие-нибудь, вопросы, так как архивное дело стоит у нас невысоко и опытных делателей его всегда было мало… Я говорю о том, что при архивных изысканиях всегда можно рассчитывать на открытие таких документов, содержание которых решительно никому не известно.

И. Дубасов.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind