Троицкий собор в Моршанске

Ко мне случайно попал интересный (на мой взгляд) документ. Судя по всему, это оценка искусствоведа ценности известного моршанского храма. По всей видимости, около 40 лет назад стоял вопрос о проведении реставрации, либо выделении денег на поддержание храма в более или менее достойном состоянии и было решено установить его культурную ценность.

Работа интересна несколькими аспектами. Во-первых, она совершает экскурс в историю Моршанска и вообще Тамбовщины и даёт интересные сведения о тех временах. Во-вторых, она устанавливает, какое отношение к собору имел видный российский архитектор Стасов. В-третьих, она неожиданно интересно стыкуется с историческими очерками Дубасова. В частности, в исследовании сказано, что строительство не могло бы начаться, если бы не щедрое пожертвование моршанского купца Егора Ивановича Платицина. Немало места уделено этому персонажу в “Очерках…” Дубасова, где он выступает не только как щедрый меценат, а, прежде всего, как один из лидеров секты скопцов.

Текст длинный, я разбил его на 5 частей. Фотографии, которые были приложены в исследовании, я разместил в произвольном порядке.

Троицкий собор в Моршанске. Часть 1

Троицкий собор, находящийся в городе Моршанске Тамбовской области, интересен с нескольких точек зрения. С одной стороны тем, что этот огромный соборного типа храм был построен в маленьком уездном городке Тамбовской губернии, причем его архитектура выражала лучшие современные традиции церковного зодчества России. С другой стороны, изучая историю его строительства, пришлось столкнуться с весьма необычным случаем архитектурного заимствования, который прошёл мимо предыдущих исследователей.

Переходя к непосредственному изложению результатов историко-архивного исследования, начнем с краткой истории самого Моршанска.

Он расположен на левом берегу реки Цны в 90 километрах от Тамбова.

Как населённое место Моршанск существовал еще в начале XVII в., а в 1674 г. в нём числится уже 298 дворов о населением 922 человека.

Село Морша до 1764 г. было собственностью рязанских архиереев, в этом году оно перешло в дворцовое ведомство. Предположительно, название Морша имеет финно-мордовское происхождение.

В 1779 г. в результате преобразования села возникает новый уездный город Тамбовского наместничества – Моршанск. К этому времени в нём уже было четыре церкви, полотняная фабрика и винокуренный завод. Особенно стала процветать здесь торговля хлебом, его скупалось до 5 миллионов пудов в год. С моршанских пристаней реками Цной, Окой, Волгой хлеб отправлялся во все концы России, большей частью в Петербург и Москву. Город формируется как купеческий. В 1781 г. утверждается план и герб Моршанска – на гербе изображение улья и двух якорей, позднее в него был включен губернский герб.

Территориально Моршанск рос довольно медленно. К 1851 г. в нём было 13 улиц, из которых только одна была вымощена, две площади, 169 каменных и 613 деревянных домов. Общее число жителей составляло 10805 человек. Храмов в городе за этот почти вековой период не прибавилось, как и в 1779 г. их было четыре. Только к 1911 г. цифра увеличилась до девяти.

Очевидно, сознавая недостаточность столь малого количества церквей для растущего города духовными властями в 1826 г. принимается решение строить новый соборный храм. До этого в Моршанске существовал Софийский собор, построенный еще в 1752 г., когда город был селом Моршей. Прежде всего, по указу Тамбовской духовной консистории моршанскому городскому голове была выдана книга для собора денежных пожертвований. Вопрос финансирования строительства был, конечно, первостепенным. В дальнейшем на протяжении долгих 20 лет строительства он не раз вставал, решительно влияя на весь ход возведения собора. За три года, с 1826 по 1829 г., была, однако собрана весьма незначительная сумма – около 55000 рублей ассигнациями. В 1831 г. снова начинается сбор пожертвований, но вновь неудачно. К 1836 г., то есть через десять лет с момента первого сбора средств, положение было все ещё неудовлетворительным. Приступать к строительству было нельзя, несмотря на большое количество заготовленного материала.

Характерно в данном случае то, что само население города, вероятно, не слишком стремилось к строительству. В отличие от многих подобных Моршанску русских уездных городов, где бывало до 20-30 храмов, здесь довольствовались всего четырьмя. Возможно, что причиной было большое количество старообрядцев в Тамбовской губернии и в самом Моршанске, городе с большой и богатой купеческой прослойкой.

Однако в 1836 г. известный местный купец Е.И. Платицин жертвует громадную сумму – 200000 рублей. Теперь вопрос первоначального финансирования был решён, и строительство началось.

Надо полагать, что одновременно с решением о построении храма и сбором средств Тамбовская духовная консистория предприняла действия по созданию архитектурного проекта. К сожалению, документов, относящихся к этому периоду истории храма, обнаружить не удалось. С кем из архитекторов и в какой форме велись переговоры, неизвестно. Ни один из дошедших чертежей и последующих документов не упоминает имени автора проекта.

Тем не менее, на основании архитектурно-художественного анализа самого памятника у тех исследователей, которые обратили внимание на моршанский собор, сложилось мнение об авторстве В.П. Стасова. крупнейшего мастера позднего классицизма. Мы приведём здесь их высказывания, чтобы затем, в ходе подробного изложения результатов историко-архивного исследования опровергнуть указанное мнение, как неосновательное.

В.И. Пилявский, автор большой монографии о В.П. Стасове (моршанский собор в ней не упомянут) в специальном письме пишет: «Собор в целом и деталях является почти точной репликой столичного Преображенского собора, произведения гениального русского зодчего В.П. Стасова. Очевидно, что никто из иных зодчих не посмел для Моршанска воспроизвести замысел Стасова, стоявшего в 1820-30 гг. во главе всей архитектурной жизни России. Можно с уверенностью утверждать, что моршанский собор является произведением зодчего Стасова… Таким образом, к числу городов, хранящих творения великого Стасова… мы по праву можем причислить и Моршанск».

Безапелляционное утверждение авторитетного специалиста было подхвачено краеведом А. Шолоховым, который, однако, провёл некоторые целенаправленные архивные изыскания. В результате А. Шолохов написал: «…по документам установлено следующее: … здание строил по чертежам Стасова (подлинные чертежи отыскиваются) крепостной крестьянин … Люлин С.В.».

Здесь необходимо сразу же повторить, что ни в одном из архивных документов, в том числе и тех немногих, которые просматривал А. Шолохов, нет упоминания имени П.П. Стасова. «Подлинные чертежи» им, естественно, не были найдены. Краевед мог установить лишь некоторые факты по истории строительства собора и выявить имя мастера-строителя С.В. Люлина.

После заключения В.И. Пилявского, документально «подкреплённого» изысканиями А. Шолохова, местное управление культуры в своих материалах по собору твердо отметило авторство В.П. Стасова. Вслед за ним и моршанский краеведческий музей примкнул к этой точке зрения. Объяснить подобную поспешность нетрудно – лестно иметь в маленьком городе постройку самого В.П. Стасова. К тому же добиться ее практической реставрации также помогает имя крупного зодчего. Несколько удивляет безответственность А. Шолохова, ссылающегося на документы, в которых нет подтверждения желанного мнения. Но особенно странной представляется ошибка В.И. Пилявского. Мы не имеем ввиду то обстоятельство, что моршанский собор зрительно вызывает совершенно очевидную ассоциацию с Преображенским собором В.П. Стасова в Ленинграде. Речь идет о том, что в личном фонде архитектора В.П. Стасова, хранящемся в отделе рукописей Государственной публичной библиотеки Им. М.Е. Салтыкова-Щедрина, нами было обнаружено собственноручное письмо зодчего, в котором тот делает уникальное заявление о своей непричастности к проекту моршанского собора. Исследователь творчества В.П. Стасова должен был заметить столь интересный документ, полностью опровергающий его убежденность в том, что «никто из иных зодчих не посмел для Моршанска воспроизвести замысел В.П. Стасова». Замысел В.П. Стасова был воспроизведён, вызвав по этому поводу его недвусмысленное разъяснение. В ходе последующего изложения мы процитируем указанный документ, так же как приведем ряд других аргументов, освещающих вопрос авторства в приложении к Троицкому собору.

Итак, самый ранний из выявленных архивных документов относится к 1830-1831 гг. Этот документ сообщает, что Департамент государственного хозяйства и публичных зданий представляет на дальнейшее рассмотрение план и фасад собора в городе Моршанске Тамбовской губернии. Далее говорится, что «означенные планы и фасад Его Величеством рассматриваны в Санкт-Петербург 2-го сего генваря» и что определено сообщить о сём Управляющему Министерством Внутренних дел к исполнению… препроводив к нему планы и фасад». Из перечисленных в документе чертежей до нас дошли только копия фасада и профиля (разреза) собора. Оригинальные чертежи не обнаружены. На копиях, которые, как правило, во всём повторяли подлинник, нет подписи архитектора. На них стоит только подпись лица, исполнившего чертеж. Дополнительные надписи лишь подтверждают, что чертежи рассматривались в высших инстанциях и утверждены царем.

Сразу же подытожим и подчеркнем, что основной материал, каковым являются чертежи и сопровождающие их документы, не дают основания называть автором моршанского собора В.П. Стасова.

Дальше

 
1,497 views
 

Share this Post