Записка о важном значении моршанской пристани для Российской Империи, о настоящих преимуществах пристани и о тех, которых она может достигнуть, а также о способах, могущих ей в достигнутом, а также о способах, могущих ей в том содействовать

Принадлежности хорошей пристани. Внутренние порты государства — эти значительные соединительные пункты, где по счастливой случайности, соединяются: накопление избытков произведений плодородной почвы, в которых, наоборот, чувствуется недостаток в других местностях государства; достаточные торговые средства для свободного оборота этих произведений; богатые коммерсанты и предприимчивые спекуляторы; удобство складов и способов перевозки; значительные рынки, расположенные со всеми удобствами для лиц, их посещающих и, наконец, судоходные реки, соединенные с общей государственной системой водных сообщений — эти важные пункты должны служить для каждого просвещённого правительства предметом особого внимания и главных забот.

Обладая всеми названными качествами, Моршанская пристань, расположенная на реке Цне, в пределах Тамбовской губернии, должна быть рассматриваема как один из важнейших портов Российской империи, и правдивый наблюдатель и патриот не может не сожалеть, что до последнего времени на эту пристань мало обращали внимания. Предпринятые, наконец, в настоящее время меры к изысканию способов усиления отпуска этой пристани и увеличения её средств составляют поэтому важный интерес для государства и вопрос первый необходимости для жителей города Моршанска.

Несомненно, что под покровительством мудрого монарха, всецело преданного счастью своего народа, поддержанные заботами и просвещённым вниманием высшего начальства и направленные с достаточной энергией почтенным корпусом инженеров, для которых они составляют уже предмет глубокого и всестороннего изучения — меры эти не замедлят быть приведены в исполнение и дадут драгоценные результаты, которых от них ожидают. Я же буду вполне счастлив, если через сообщение наблюдений, которые я имел случай сделать по сему предмету во время пребывания, в течение нескольких лет, в этой части государства, получу возможность вложить и свою лепту в это дело, почему и решаюсь представить свой труд на благоусмотрение и просвещённое внимание Департамента водяных сообщений.

Размеры отпуска Моршанской пристани. Известно, что многие губернии России, бедные хлебом и даже сами столицы, армия и флот получают хлеб из Моршанска, где отпуск муки и различного рода зернового хлеба простирается на сумму от 800 до 900 тысяч рублей в год.

Хорошее качество отпускаемых этой пристанью муки и зернового хлеба. Хорошее качество зернового хлеба, который получается из Моршанска, общеизвестно, а мука считается торговцами лучшею.

Неистощимость порта. Но что всего замечательнее в этой пристани — это преимущество, свойственное одной лишь ей и тем более драгоценное, что представляет собой солидное основание для торговых предприятий в больших размерах, обеспеченных заранее от всяких опасений ошибаться насчёт предела хлебных запасов вследствие неблагоприятных условий климата и вследствие неурожаев. Прилегающие местности, изобилуя хлебом, неизменно предлагают его более, чем сколько требует размер отпуска. Крестьяне, обыкновенно, сохраняют хлеб в снопах, сложенных в скирды на полях, где они служат зимними квартирами для легионов мышей, пожирающих значительное количество зерна. Часто случается, что целые скирды положительно уничтожаются этими хищниками.

Урожай нескольких лет сохраняется в снопах. В таком виде хлеб остаётся в течение нескольких лет, и домовитый крестьянин хвалится тем, что у него целы запасы 15-20-летнего периода. Крестьяне молотят хлеб лишь по мере надобности, так как недостаёт амбаров для ссыпки хлеба. Если случится, что вследствие нескольких, один за другим следующих неурожаев, крестьянин не соберёт зерна даже в количестве, недостаточном для обсеменения полей, то у него всегда есть старый запас, которым он и поддерживает своё хозяйство, так что количество обращающегося на рынке хлеба неизменно, чем и предотвращается тот убыток, который, к сожалению, есть заурядное явление в местностях, окружающих другие порты, в которых запасы истощаются, если землевладельцы заранее не примут особых мер к предотвращению нужды, как это мне случилось видеть в окрестностях Лыскова. Если в Моршанске случится неожиданное требование на хлеб в большем, чем обыкновенно, размере, вследствие значительного съезда скупщиков из других мест по недостатку в последних хлеба или по другим внезапным причинам, то этот самый крестьянин тотчас же налагает руку на свои неисчерпаемые запасы: он молотит хлеб, отнимая его у полевых хищников — мышей, и моршанская пристань вновь снабжается хлебом, насколько это позволяют перевозочные средства, причём ни покупщик не возвращается обманутым в своих ожиданиях, ни цены на хлеб не испытывают колебаний, исключая тех (колебаний), которые происходят от неудачно направленной конкуренции и дорогостоящих, но слишком быстро или необдуманно начатых предприятий.

Купцы, торгующие в орловской пристани, вынуждены бывали обращаться в Моршанск. Я был очевидцем подобного случая в бытность мою в Моршанске в 1800 году: в местностях, поставляющих хлеб на орловскую пристань, был неурожай в продолжение нескольких лет; торговцы потерпели большие убытки и принуждены были сделать ещё затраты для прогона барок в Моршанск. Ранее считалось, что Моршанск отпускает ежегодно около 200 барок, в этом же году число их возросло до 450; но это число увеличилось бы ещё, если бы не представлялось опасения, что вследствие трудностей плавания по реке большее количество барок не в состоянии будет своевременно дойти к месту назначения. Ввиду этого в том году были открыты на Цне и на Оке ещё несколько частных пристаней, в которые доставляли муку на санях из Моршанска где, главным образом, были сосредоточены как запасы, так покупатели и продавцы. Такое расчленение главного порта влечёт за собой увеличение расходов и поднимает цену на муку и зерно, что ложится, несомненно, на потребителей и бедный класс населения. Эти затруднения и опасение несвоевременности в доставке хлеба принимаются во внимание купцами и препятствуют им увеличивать размеры покупки. Одно только преимущество порта — его неистощимость, о которой я говорил, могло, несмотря на такие препятствия, побудить большинство покупщиков решиться на указанную меру: все барки были достаточно нагружены хлебом, их могло быть нагружено и ещё большее количество — и цены на хлеб всё-таки остались бы неизменными. Где найдётся ещё такой богатый порт, такие неистощимые и настолько верные источники, чтобы торговцы могли совершенно спокойно основывать на них свои расчёты и предпринимать обширные подряды? Всё это, повторяю, должно заставить мудрое правительство обратить внимание на важное значение пристани, столь долго остававшейся в пренебрежении.

Богатство пристани доказывается самым несовершенством способов пользования ею. Естественные богатства Моршанской пристани и прилегающих к ней местностей обрисовываются ещё резче, если их сопоставить с несовершенством способов, употребляемых до сих пор для её эксплуатации. Мы видим дикую реку, гавань нераспланированную, случайное расположение построек, не соответствующее целям приспособления; здесь недостаток системы и общего плана парализует природные удобства и достаточность средств для складов и нагрузки в большом размере; барки строятся настолько плохо, что терпят крушение в самой пристани при первой попытке к движению; способы передвижения и оснащения судов грубы и несовершенны. В течение нескольких продолжительных зим я наблюдал, с каким нетерпением ожидали разлития реки, которое одно только даёт благоприятный момент для отплытия барок, и в то же время видел, как проходят целые недели после вскрытия реки и теряется драгоценное время, как упускается вода из-за того только, что не были заранее приготовлены грузы и суда; я видел, что вследствие этого барки были поставляемы в самое критическое положение, подвергаясь действию ветров, которые поднимаются вместе с разлитием реки: одни терпели крушение, другие получали повреждение, третьи запаздывали в пути, не встречая достаточного уровня воды, и принуждаемы были разгружаться на берег или перегружать хлеб на другие, мелкие суда, которые притом очень трудно было достать. Нужно ли говорить ещё о том, как зерновой хлеб переносится четвериками на плечах из города, где он сложен, на барки, как куль муки тащится по грязи 6—8 человеками, которые мучаются из-за того только, что не умеют как следует за это взяться, что способы нагрузки грубы и тяжелы?

Ручные крупорушки, на которых работают от 3-х до 4-х тысяч человек.

Если способы нагрузки и перевозки так несовершенны, что можно подумать, что находящиеся среди народа, живущего в доисторические времена и ощупью предпринимающего первые попытки в новой отрасли промышленности, то не менее несовершенны во многих отношениях и способы приготовления предметов вывоза. Предполагают ли в столице, которая во всех отраслях знания и искусства соперничает с другими издавна промышленными, что 300 или 400 тысяч кулей крупы, которые ежегодно привозятся туда из Моршанска, изготовлены на жерновах, приводимых в движение руками? Таких мельниц от 400 до 500, и на каждой из них работают до 10 человек; из этих мельниц одни мелят, другие обдирают крупу. Эта работа производится весьма несовершенно, как и следует ожидать и с большой потерей крупы и её составных частей. Я не буду говорить об убытке, который терпит государство, дозволяя такое производство и опровергать мнения многих, полагающих, что этот способ производства служит заработком для местного населения; я замечу только, что если поощрение подобных способов признаётся неправильным в государствах более населённых, каковы Англия и Франция, то гораздо неправильнее допускать это в России и особенно в местности, где находится Моршанская пристань, где рабочие руки могли бы быть употребляемы с гораздо большей пользой для других занятий, если бы этот механический труд исполнялся более усовершенствованными способами. Ограничиваясь моим предметом и говоря о трудностях, невзирая на которые Моршанская пристань представляет столько средств для развития торговли, я укажу только, что этот род экспорта производится такими несовершенными способами. Но торговцы охотно скупают всё, что производится этими тремя или четырьмя тысячами рабочих, потому что продукт этот находит себе повсеместно потребление; они скупали бы и больше, если бы его больше изготовлялось; но рабочие не успевают переработать всего материала; они работают с ничтожными средствами, перебиваясь сами изо дня в день и тратя большую часть своего времени на посещение базаров, где при каждом удобном случае предаются разгулу.

Недостаток и несовершенство мельниц возвышают цену обработки. Этот недостаток ещё более, чем предыдущий, препятствует развитию торговых операций. Принуждены перевозить хлеб для размола на далёкие расстояния от пристани и привозить назад смолотый по дорогам, испорченным первыми обозами; по таким дорогам хлеб терпит здесь ущерб в качестве и количестве больше, нежели на всём остальном пути при отправке его до столицы, вследствие этого цены обработки достигают здесь такой высоты, как нигде в империи: за обыкновенную считается цена по 80 коп., а часто до 1 руб. 10 коп. с куля, отсюда — необходимость вывозить большую часть хлеба в зерне, так как нет возможности его обработать.

Все эти недостатки доказывают чрезвычайное богатство пристани. Эти недостатки, в сравнении с необычайным вывозом, который производится из этой пристани, ясно указывают на богатство края, и наблюдатель сравнивает это богатство с деревом, чрезмерно обременённым плодами: оно гнётся от тяжести и позволяет проходящим с лёгкостью пользоваться плодами.

Назад | Далее

«Известия тамбовской учетной архивной комиссии», №14



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (required)

Email (required)

Website

Speak your mind