Сохранившиеся местные архивные документы изображают Тамбовскую и Шацкую внутреннюю жизнь за весь XVIII-й век в самом неприглядном виде. В Шацких и Тамбовских селах собирали недоимки, накопившиеся с 1718 года. Невольных неплательщиков содержали под караулом без выпуску и нещадно били. Все их имущество продавали и все-таки край наш, богатый по природе но поразительно бедный по условиям экономического быта, был в неоплатных казенных долгах. Нелегки были для Тамбовско-Шацкого народонаселения и прежние подвиги Петербургской тайной канцелярии. Бессилен был Петербургский режим для поднятия культурного уровня наших провинций, зато, к нашему несчастью, силен он был в деле всяких изнурений. Сыщики брали наших предков в застенки за всякую малость: за непригожие слова, за имение монет с изображением Иоанна VI-го, за какую-нибудь описку в официальной бумаге, а иногда просто по недоразумению.... Иная страшная беда нашего края в прошлом столетьи была следующая. В царствование Анны Иоанновны собирали у нас с 18 душ по одной с подводами и всем провиантом в судовую Донскую экспедицию для постройки и доставки судов в крепость св. Анны к Азову. Эта повинность совершалась под страхом жесточайшего истязания и в самокрайней скорости. В работу брали даже стариков, больных и увечных, провожали их до места военные команды и часто изнуряли голодом и побоями. Работников высылали к Азовскому морю денно и нощно с великим поспешением, партиями человек в 1000 и более и шли с ними суровые начальники: комиссары, счетчики и подъячие.

Но ужаснее всего для населения была рекрутчина. Новобранцев обыкновенно заковывали в кандалы и держали за крепким караулом. Протест против этого лишения свободы нередко выражался в открытом сопротивлении рекрутского контингента властям. Многие отчаянно ножами, вилами и рогатинами бились с вербовщиками и уходили в дремучие леса. Менее решительные бросали семьи и уходили в степи. Третьи уродовали себя и шли за это под суд, под кнут и плети. Стон стоял тогда над бедною русскою землею и некому было пожалеть русского страдальца. Лишь матери рекрутские да жены своим бессильным и надрывающим душу воплем смущали всех....

В царствование Анны Иоанновны во всех Тамбовских и Шацких уездах проживало множество недорослей, укрывавшихся от учения и службы. Все они были более или менее грубые и избалованные люди и широко пользовались в своих захолустьях своими владельческими привилегиями. Правительство стремилось их эксплуатировать в государственных интересах, но постоянно встречало при этом решительное противодействие. Тогда составили особую экспедицию для поимки недорослей и было их поймано в Тамбовских и Шацких дебрях не мало. Почти все недоросли были неграмотные и уже немолодые, от 35 до 50 лет. Грамоте пришлось им учиться в Семеновском полку, куда всех их определили в солдаты.

Все города Тамбовской и Шацкой провинций отличались в прошлом веке замечательною убогостью. Можно сказать, что у нас не было тогда ни одного города, хоть сколько-нибудь достойного своего имени. Главные города провинций: Тамбов и Шацк были в таком состоянии, что даже воеводские дворы были в них весьма ветхи и сгнили и жить в них было невозможно. При этом нищета присутственных мест доходила до того, что в них не доставало дров, свеч, чернил, бумаги и сургуча. А приказные чины не получали жалованья и питались от приказных трудов. В 1729 году провинциальные подъячие жаловались Воронежской губернской канцелярии, что от неусыпного письменного затрудненья претерпевают они немалую нужду и помирают и домишки их развалились, но губернские власти не обратили внимания на эту жалобу и таким образом послужили косвенною причиною развития отживших приказных порядков. Поэтому на канцелярскую службу шли самые сомнительные люди и многие из них были крайне подозрительны даже относительно грамотности. Канцелярская безграмотность иногда обнаруживалась с совершенною ясностью и тогда неудачных канцеляристов назначали на должности сторожей.

В 1738 году, во время известной Турецкой войны, велено было для предосторожности от Крымских татар исправить и перевооружить крепость Тамбов. Земляные и деревянные работы должны были совершить обыватели по наряду. Затем на остальные расходы по вооруженно крепости ассигновано было 200 рублей. В конце года в Тамбове оказалась следующая чугунная артиллерия: 12-ти фунтовая пушка — 1; 8-ми фунтовых — 3; 6-ти фунтовых — 5; 4-х фунтовых — 2, да затинных пушек 10. Поправлял крепость и орудия штык-юнкер Ашанин. Пушкарей наскоро набрали из обывателей, преимущественно из подьяческих детей, обучал их сержант Мигатин. При крепостных работах в Тамбове было только 2 плотника и один лафетный ученик. Следовательно работы шли крайне вяло.

В тоже время были вооружаемы и другие наши города, но там вооружение было еще хуже нашего. В Краснослободске, например, оказалось следующее оружие: один негодный бердыш, негодных железных пищалей — 3, стволин мушкетных — 3, тесаков негодных — 5 и фузей негодных 5...

В 1741 году, при императоре Иоанне VI, в городе Тамбове зимовало Персидское посольство Надир-Шаха. Послом был Хуссейн-Хан. Так как город наш был тогда крайне бедный, то, под страхом немалого штрафа и жесточайшего ответа велено было заготовить для Персиян целый провиантный склад, например, сахару 157 пудов 20 фунтов, сальных свеч 45 пудов и вина 105 ведер. Все это было уничтожено многочисленными Персиянами к началу весны, когда посольство отправилось в Петербург, и в нашем городе снова потекла обычная захолустная жизнь. Все припасы собраны были для Персидского посольства с обывателей Тамбовской и Шацкой провинций, а платили им за все квитанциями...

В 1758 году Тамбов снова стал епархиальным городом и встречал своего епископа Пахомия, прославившегося жестокостью и любовью к звучным колоколам. А в 1771 и 1775 годах наш край посетили две беды: чума и пугачевщина. Первая беда с особенною яростью разразилась над городом Козловом, а вторая чувствительно коснулась обеих провинций: Тамбовской и Шацкой. В обоих случаях была у нас масса погибших обывателей, но об этом речь после, во второй книге. Здесь мы скажем только то, что самого Пугачева в нашей провинции не было, вместо его орудовали многочисленные пугачи, из которых один шел уже к Тамбову, но в с. Разсказово был разбит Тулиновскими фабрикантами.

В 1779 году было открытие Тамбовского наместничества. Это торжество совершилось очень просто. Не было при этом торжественных речей, потому что все Тамбовские обыватели были люди не книжные, и не собирались деньги на учебные стипендии, потому что тогда в Тамбове не было еще ни одного училища, кроме гарнизонной школы, в которой слабо обучали грамоте и более энергично барабанной науке. Губернское торжество выразилось только в том, что у местного епархиального архиерея Феодосия был парадный обед, на который ассигнована была правительством тысяча рублей. В числе почетнейших гостей у епископа Феодосия находились Тамбовский и Владимирский генерал-губернатор граф Р.И. Воронцов и правитель Тамбовского наместничества генерал-майор А.И. Салтыков.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind