4 Марта 1786 года в Тамбов прибыл, в звании правителя наместничества, известный Г.Р. Державин. С этого времени в нашем крае начинается новая жизнь. Темная, захолустная сторона пробуждается. В общественных делах энергично выдвигается принцип честности. Начинается понемногу просвещение неграмотного края.

Нам приходилось не раз читать похвальные статьи о Державине и везде выдвигалась преимущественно его литературная деятельность. Между тем, на основании Тамбовских архивных источников, мы приходим к тому заключение, что лучшая эпоха жизни Г.Р. Державина — это его Тамбовское губернаторство. Державин был самым неутомимым и просвещенным администратором своего времени и в этом отношении он имеет только одного современного ему соперника: известного Новгородского губернатора Сиверса. Г.Р. Державин был человек неподкупной честности и потому его губернаторство отличалось систематическим и неумолимым преследованием казнокрадства. Это-то обстоятельство и было едва ли не главною причиною того озлобления, с каким напустились на него местные губернские бюрократы и помещики, потому что честный начальник края, карая мелких воров, не давал пощады и крупным хищникам, например, вице-губернатору Ушакову и богачу купцу Бородину. Державина скоро поняли Тамбовские обыватели и потому он пользовался совершенным доверием всего местного простонародья. Вследствие этого крестьяне, однодворцы, мещане, церковники и все обездоленные люди, минуя присутственные места, с просьбами своими относились большею частью к нему лично и он уже от себя предлагал обывательские прошения разным присутственным местам, являясь таким образом ходатаем за всю Тамбовскую голытьбу.

Но ближе всего к сердцу своему Г.Р. принимал интересы народного образования и в этом главная его услуга, оказанная нашему краю. Самый дом Державина был лучшею школою для взрослых и малолетних Тамбовских обывателей. В известные дни там были уроки по разным научным предметам, танцевальные вечера и спектакли, причем нередко игрались пьесы Тамбовских авторов, напечатанные в основанной Державиным первой Тамбовской типографии. Следовательно, Г.Р. был не только основателем местной школы, но и реформатором местной общественной жизни, грубые формы которой недаром смущали лучших представителей XVIII века, например, третьего правителя Тамбовского наместничества П.П. Коновницына.

Открытие главного Тамбовского училища последовало, по инициативе Державина, 22 сентября 1786 года. Утром этого памятного для нас дня все чиновники, дворянство и народ собрались в Казанской церкви. Обедню служил епископ Феодосий. Во время многолетия производилась пушечная пальба. По окончании молебствия церемония началась в училищном дом. Тогда при выходе преосвященного из залы собрания произошло неожиданное обстоятельство: у самой двери училища публика остановлена была речью, которую произнес. Козловский однодворец Захарьин. Самый патетический момент речи был тот, когда Захарьин взял у жены своего маленького ребенка и отнес его в училищную залу к портрету Государыни. Многие слушатели при этом заплакали и, по старинному русскому обычаю, поторопились выразить свое сочувствие скромному оратору деньгами. В заключение торжества в губернаторском доме был парадный обед, а народ пред наместническим правлением довольствован был питием и яствами: от купца Матвея Бородина.

Что открытие Тамбовского училища было делом административным, а не общественным, это видно из того, что несколько лет сряду местные родители добровольно не хотели отдавать чад своих в училищную науку. При таких обстоятельствах Г.Р. Державин принял на себя обязанности опекуна всей молодежи города Тамбова. По его распоряжению, крестьянских и мещанских мальчиков забирали в классы насильно, чрез полицию. Вследствие этих чрезвычайных мер произошло то, что в 1787 году училищных воспитанников во всей Тамбовской губернии считалось около 400 человек.

За открытием училищ последовало в городе Тамбове открытие первой местной типографии, в которой первоначально печатались сенатские указы, распоряжения губернского начальства, публикации, справочные цены и разные известия. Таким образом Державину должно быть приписано первое издание Тамбовских губернских ведомостей, окончательно узаконенных уже в царствование императора Николая 1-го. Кроме официальных документов, в Тамбовской типографии стали печататься местные литературные опыты, например, пролог на открытие в Тамбове народного училища, ода Державина на взятие Измаила и переводы местных писательниц: Ниловой и княгини Голицыной. Первая напечатала «приключения англичанина Эдуарда Вальсона», а вторая — «заблуждения от любви».

Город Тамбов во времена Державина представлялся в самом непривлекательном виде. На две тысячи домов-изб в нем было только два просторных дома со всеми барскими угодьями; казенные строенья походили на развалины; по улицам в дождливое время не было проезда. И только обширный генерал-губернаторский деревянный дворец, наполовину занятый многочисленными губернскими присутствиями, немного скрашивал скудную картину города-деревни... Во дворце была просторная тронная зала с великолепным императорским троном.

Тем не менее знаменитый поэт очень доволен был Тамбовскою жизнью. Ему нравилась Тамбовская дешевизна жизни и выдающаяся его самого деятельность. В письме к Капнистам Державин однажды писал так: «Гаврил, Тамбовский губернатор и Екатерина, Тамбовская губернаторша, здравья вам желают и нарочного курьера о здравьи вашем наведаться отправляют и о себе объявляют, что они весело и покойно поживают и всю скуку позабывают и вас к себе в гости приглашают и бал для вас делать обещают». Игривый тон этого письма, без всякого сомнения, весьма ясно указывает на приятное настроение нашего поэта.

К сожалению, Державин был правителем Тамбовского наместничества недолго, до конца декабря 1788 года. Сломили его бюрократически-хищнические проделки. Дело было так. В 1788 году князь Потемкин отправил в Тамбовскую губернию комиссионера Гарденина с предписанием губернскому начальству о содействии в покупке и доставке провианта для армии. Закупивши хлеб, Гарденин явился в казенную палату за деньгами, но не получил их. Тогда Державин, опасаясь бедственных для армии последствий от неисполнения операций Гарденина, дал предложение палате удовлетворить комиссионера. Однако ж тогдашний вице-губернатор Ушаков наотрез отказал Гарденину и выехал из Тамбова для осмотра Кутлинского винокуренного завода. Таким образом Державин оказался в довольно странном положении, но он был не из таких администраторов, чтобы кривить душою и ронять достоинство правителя наместничества. Он счел себя вправе действовать на свой страх, чтобы превозмочь упорство палаты и найти скрываемые деньги. С этою целью он приказал коменданту Булдакову с советником и секретарем наместнического правления освидетельствовать палатскую казну. Неожиданная ревизия обнаружила в казенной палате 177,600 рублей... После этого Державин приказал выдать Гарденину всю сумму в размере исполненного им подряда, отнеся сию выдачу,— писал он,— на мой ответ. Именно с этого времени Г.Р. Державина возненавидели все местные власти с генерал-губернатором Гудовичем во главе. Тогда. начали усиленно заботиться о его удалении из Тамбова. К бюрократам усердно примкнуло и большинство дворянства, которому не нравилась честная и бескорыстная служба нашего поэта, отличавшегося кроме того излишнею и резкою откровенностью...

В это время положение Державина стало до того невыносимым, что он намеревался навсегда уехать из России. «Если б не царствовала Екатерина II-я,— писал он впоследствии императрице,— то, как Богу, Вашему Величеству исповедую, должен бы я давно оставить мое отечество». В особенности Г.Р. Державину повредила по службе известная скандальная история, происшедшая между супругою его Екатериною Яковлевной и женой председателя гражданской палаты В.П. Чичерина. Молва об этой истории дошла до самой государыни и истолкована была не в пользу Державиных. В этом случае больше всех постарался генерал-прокурор князь Вяземский.

С 1788 года много поколений сменилось в нашем городе, но имя Державина и доселе хранится в памяти местного населения. Целы также до настоящего времени казенные постройки, исполненные по распоряжению и под наблюдением Гавриила Романовича. Следовательно, Державин был администратором бескорыстным, что в XVIII столетии было далеко не заурядным явлением...

В старости незлобивый поэт простил всех своих Тамбовских врагов и в 1810 году вот что писал он о злейшем из них, вице-губернаторе Ушакове: «я исполнял мой долг по моим чувствованиям, а М.И. Ушаков по своим, или в чью-либо благоугодность, но когда все это прошло, как сон, то несправедлив бы он был, ежели бы по сие время злобился на сновидения. Мы все здесь на театре, и когда с него сойдем, то всем объяснится, кто как свои роли играл.» И действительно, высокая роль Державина, как Тамбовского губернатора, теперь объяснилась. Это был образцовый по честности, уму и трудолюбию администратор. Заключаем речь о нем его же собственными правдивыми словами: «к службе я способен, неповинен руками и чист сердцем.»

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind