Темные стороны Тамбовской жизни прошлого века, между прочим, объясняются весьма неудовлетворительным составом губернской администрации, тогда всесильной. Привожу несколько примеров.

В конце царствования Екатерины II-й правителем Тамбовского наместничества был некто С.Н. Неклюдов. Это был человек крайне податливый на взятку и при том замечательный самодур. Вот что писал о нем в прошении на высочайшее имя Козловский купец Месилин: «Тамбовские стряпчие Хвощинский и Каверинъ разорили и арестовали меня, но они на сие не осмелились бы, если бы правитель наместничества Неклюдовъ для жадного своего корыстолюбия не избралъ ихъ самыми лучшими насосами, глотающими въ его пользу кровавый трудъ, и отъ сего нашего разорения стенаютъ все тамбовские крестьяне, а я вздыхаю о погибшемъ капитале. И какъ узналъ правитель о моихъ жалобахъ, то приехалъ въ Козловъ и посадилъ меня въ тюрьму и велелъ выключить изъ купечества для отдачи в солдаты, или же для отсылки на поселение.»

Жалобы купца Месилина впоследствии подтвердились и другими просителями и Неклюдов был отставлен от службы с воспрещением въезда в столицы. Главные обвинения против него заключались в том, что он брал большие взятки во время рекрутских наборов, из своекорыстия освобождал от суда и следствия разбойников и смертоубийц, не выдавал губернским и уездным воинским командам ремонтных денег, противозаконно торговал вином, из барышей открывал трактиры и за недачу взяток наказывал просителей кнутом.

Вторым лицом в Тамбовской губернии в описываемое нами время был комендант полковник Булдаков, память о котором, как о легендарном герое, еще доселе живо сохраняется среди местного народонаселения. «Комендант Булдаков,— рассказывают Тамбовские старики,— был не простой человек, а чародей и умел живою водою воскрешать мертвых. Он летал на ковре-самолете и однажды, по его велению, против его дома в одну ночь вырос целый остров на реке Цне и кто осмеливался подплывать к тому острову, тот уже не возвращался домой, а неизбежно тонул. Умер старый комендант необыкновенным образом. Желая показать силу своей живой воды, он приказал своему лакею изрубить себя и потом вспрыснуть живою водою. Первое приказание немедленно было исполнено, а от исполнения второго приказания лакей воздержался и тайно похоронил своего господина на берегу реки Цны, где и теперь еще лежит огромный камень».

Та местность, на которой жил Булдаков, до настоящего времени называется комендантом и суеверные Тамбовские обыватели, напуганные рассказами своих дедов о грозном когда-то начальнике г. Тамбова, все еще боятся проходить ночью мимо бывшего комендантского дома, в котором мерещатся им разные страхи: то жалобный плач и стоны, то грозные окрики, то привидения самого старого коменданта. Таков был Булдаков по местному легендарному сказанию. Вот каким он представляется по свидетельству официальных архивных актов.

В 1796 году Булдаков был уже дряхл и потому Тамбовская полиция была в полном расстройстве. От сего,— жаловались обыватели,— вместо соблюдения порядка от самых блюстителей оного происходит неустройство, бесчиние и дерзость.

В это время почтенный градоначальник исключительно занялся материальным обеспечением своего семейства. С этою целью он отдавал казенные деньги в рост под расписки и векселя и так усовершенствовался в этом роде деятельности, что одних солдатских ремонтных денег в 1795 году роздано им было 11,000 рублей. Между прочим Булдакову поручено было охранение казенного имущества в бывшем Тамбовском генерал-губернаторском доме и почти все оно пропало бесследно. Императорский трон оказался впоследствии на погребице. Тарелки и вся домашняя утварь были разбиты мышами. Про генерал-губернаторские ковры Булдаков отозвался так, что они избиты и изорваны от долговременного лежания. Стулья и столы все объявлены были переломанными. Между тем все эти вещи всякий мог видеть в домах самого Булдакова, губернатора Лаптева, губернского прокурора Замятина и в редутном доме...

В ранние годы своего служебного поприща полковнике Булдаков отличался в Тамбове примерною распорядительностью и, к несчастно, жестокостью. Еще и теперь Тамбовские старожилы рассказывают о тех пыточных инструментах, разных кольях и кобылах,батогах и нагайках, которыми суровый комендант неудержимо и невозбранно смирял правых и виновных... Именно этим обстоятельством и объясняется та продолжительная популярность, которою доселе пользуется в Тамбов имя этого бывшего градоначальника. По примеру губернатора Неклюдова и коменданта Булдакова и все остальные губернские власти поступали более или менее бесшабашно. Рассказывать об их позорных деяниях, отчасти сохранившихся в местных архивных документах, мы не имеем никакого желания, потому что это всероссийская история. Заметим только, что все злоупотребления Тамбовской администрации совершались людьми весьма заурядными, необразованными и даже малограмотными. И все это нисколько не мешало их олимпийско-бюрократическому величию.

В 90-х годах прошлого столетия в среде Тамбовской администрации мы можем указать только на одну образованную, симпатичную и почтенную личность, именно на первого директора Тамбовских училищ А.А. Жохова. Всецело преданный делу народного просвещения, директор Жохов между прочим горячо стоял всегда за интересы своих сослуживцев — учителей и этим резко выделялся из толпы других начальников частей, которые преследовали всегда только свои личные выгоды, а подчиненных всякими неправдами старались держать в черном теле. К сожалению, А.А. Жохов не долго стоял во главе училищ Тамбовского наместничества. В начале нынешнего столетия мы встречаем его уже в должности советника местной уголовной палаты.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind