Тамбовский летописец. Часть 14

Сентябрь 11, 2012 | Комментарии отключены

В конце 30-х годов и в начале 40-х Тамбовским губернатором был А.А. Корнилов, брать знаменитого адмирала. При нем Тамбовскую губернию посетил сильный голод. Люди ели лебеду, мякину; пухли у них животы от безкормицы и они массами умирали. Уже в половине 30-х годов в разных местностях губернии обнаружились неурожаи то от морозов, то от засухи, града и ветров, то от червя. Наконец в 1840-м году голод принял грозный характер. Вот что писал Корнилову по поводу этого народного бедствия чиновник особых поручений Победоносцев: «людей, просящихъ милостыню, развелось по городамъ и селамъ множество. Истомленные и обезсиленные они бродятъ по дворамъ и выжидаютъ подаяния, но напрасно. Каждый думаетъ теперь о себе и про себя бережетъ скудныя крохи насущного хлеба. Большинство питается теперь мякиннымъ хлебомъ, где едва ли найдется и четвертая доля чистаго продукта,— все остальное состоитъ изъ отрубей или гречишной мякины. Иные едятъ одну мякину, есть и такие, у которыхъ и той немного въ запасе. Одна приправа тяжелой и нездоровой крестьянской пище — слезы несчастныхъ».

В это время могли бы помочь голодавшему Тамбовскому крестьянству богатые местные помещики, но они, по словам чиновника особых поручений Петрова,— не давали крестьянам своим хлеба и продавали его по высоким ценам в столицах.

Тогда Тамбовская администрация приняла против города энергические меры. Палата государственных имуществ разрешила выдачу хлеба из запасных магазинов. Стали раздавать голодающему населению зерновой и молотый хлеб, но, к несчастью, при этом в Лебедянском уезде обнаружились злоупотребления: с крестьян стали брать деньги... С целью смягчения народного бедствия сделано было распоряжение, чтобы на всех базарах губернии до 12-ти часов дня продавали хлеб с возов только частным покупателям. Уже после полудня народные хищники-кулаки могли начинать свою темную деятельность. В то же время обратились с просьбою о помощи к высшему правительству и открыли благотворительную подписку. Голод вследствие этого начал ослабевать, особенно потому, что некоторые частные лица щедрою рукою раздавали пособия. Так, Липецкий купец Небучинов пожертвовал крестьянам на семена 10,000 рублей.

В начале 40-х годов А.А. Корнилов удалился с своего губернаторского поста. Место его занял энергический П.А. Булгаков — гроза чиновников и бич всех местных проходимцев. Булгаков не отличался такими способностями, как Державин и Гамалей,. он был только честным слугою тех принципов, какими в его время руководилось правительство. Поэтому с его стороны не было ни одной прогрессивной инициативы.

Губернаторство П.А. Булгакова ознаменовано одним крупным местным событием. В селе Елань-Козловке произошло крестьянское движение, вызванное в темной и наивной массе неспособностью и недобросовестностью уездных (Борисоглебских) чиновников. Крестьян грубо заставляли сеять картофель и брали с них двойные подати. Сельские власти были при этом самыми усердными помощниками администрации. Тогда Елань-Козловцы связали своих сельских начальников и ждали высшего суда. В это время честные представители закона могли еще остановить движение, но таких деятелей не оказалось во всем уезде. В губернский город дали знать о бунте и дело решено было выстрелами гарнизонного батальона, при участии самого губернатора, смущенного шумом и гамом толпы в его присутствии... Ближайшим результатом выстрелов были убитые и изувеченные крестьяне, а дальнейшим — усмирение бунта. Распорядительные чиновники получили награды и повышения по службе, а народная жизнь отмечена была новым фактом бюрократическая невежества и отсутствия патриотизма...

При К.К. Данзасе, преемнике Булгакова, произошли у нас величайшие события текущего века: крымская война и реформы Александра II-го. Захолустная сторона наша, несколько веков пребывавшая почти в совершенном усыплении, тогда очнулась и приняла деятельное и могущественное участие в отечественной жизни. С этого времени начинается настоящая наша история, до последнего слова которой еще слишком далеко... Не тридцать лет сиднями сидели Тамбовские обыватели, и не одними Ильями Муромцами подарит Русь Тамбовская губерния...

Тамбовские дружины, знамена которых и доселе сохраняются в местном кафедральном соборе, окончательно снаряжены были к походу в 1855 году и немедленно выступили на Ростов, Таганрог и Мариуполь тремя колоннами, под главным начальством генерал-майора Жихарева. Проводы ополченцев были самые задушевные. Тогдашний губернатор Данзас напутствовал дружины следующею речью:

«Дружины Тамбовского ополчения! В эти трудные, но славные минуты, когда верные сыны России как милости и с нетерпением ждут своей очереди повергнуть достояние и жизнь к стопам возлюбленного государя своего, настал и ваш желанный час и вы, сопровождаемые жаркими молитвами целого края, станете грудью за веру и царя, за отечество и семейства ваши, за все одним словом, что так бесценно дорого всякому русскому сердцу. С пламенными мольбами ко всевышнему, но без тревог и опасений, напутствуем мы вас, избранные достойные сыны отечества, и да осенят вас среди нечестивых полчищ вражеских священные слова вашего знамени и крест, который, как богоявленное видение благочестивого Константина, прорицает вам успех и славу: сим победиши. Друзья! Славные имена, славные примеры живы в душе каждого русского! Покажите же и вы себя достойными ваших предков и новой бессмертной славой украсьте имя русского. Этого ожидает от вас царь и вся Россия.»

Вооруженные старыми кремневыми ружьями, плохо дисциплинированные, голодные и больные Тамбовские дружинники вступили в Донскую землю под главное начальство Донского атамана Хомутова, который 30 апреля отдал им следующий приказ:

«По высочайшей воле я удостоился начальствовать над вами, Тамбовские дружины! Каждому радостно было видеть, как усердно спешили вы на зов отечества, а я, встречая вас, восхищался молодецкими ратниками и готовностью каждого из вас выполнить геройски долг верноподданных. Я не ошибся! Вы единодушно принялись за службу царскую и в течение нескольких месяцев дружины были уже в состоянии состязаться с опытными войсками. Я твердо был убежден, что, при первой встрече с неприятелем, грудь мирного Тамбовского жителя доказала бы отечеству, как она тверда и как бьется в ней сердце русское за святую родину! Готовясь разделить с вами боевую жизнь, я много ждал от вашей доблести, но мир, дарованный Богом и царем, драгоценнее всех военных подвигов. Мир возвращает вас в недра семейств ваших ! Радуюсь вашему счастью. Прощаясь с вами, вменяю себе в приятнейший долг объявить мою душевную признательность всем офицерам, а молодецким ратникам — душевное мое спасибо!»

Что же делало Тамбовское ополчение, призванное к охранению от неприятеля Азовского побережья?

Тамбовские ополченцы, прикрывая родную окраину, усиленно занимались приготовлениями к военным действиям и в особенности стрельбою. Некоторые из лучших ополченских стрелков были уже вооружены отличными штуцерами, пожертвованными главным образом Тамбовским помещиком графом Беккендорфом.

Надобно заметить, что стоянка Тамбовских дружин около Азовского моря была далеко не удовлетворительна. Вследствие крайне дурного содержания и такового же состава большинства офицеров между ратниками открылись сильные болезни и честные Тамбовские крестьяне погибали массами, не видя неприятеля. Тяжелое положение заставляло многих Тамбовских ополченцев подавать в разные места жалобы. Вот что, например, писали в своем прошении на имя военного министра ратники Моршанской дружины:

«Бьютъ насъ начальники палками, сами предаются баламъ, провианту не даютъ, ни казеннаго, ни жертвованнаго. Особенно обижаетъ насъ Пановъ, нашъ дружинный начальникъ».

Прошение заключается следующим патетическим воззванием: «разступись, земля сырая, встань императоръ Николай Павловичъ и погляди на своихъ бедныхъ ратниковъ».

Больных Тамбовских ратников было так много, что они не помещались в госпиталях. Тщетно вступался за них дружинный врач Триденцов; из этого выходили одни только неприятности с начальством, особенно с дружинным командиром Пановым. Панов постоянно придирался к Триденцову. Так, он однажды написал ему: «околоточное отделение открыто и туда в назначенные часы по госпитальнымъ правиламъ вы не ходите на визитацию». На это Триденцов отвечал: «открытие околоточного отделения известно только вамъ, а не мне. Я зналъ только, что вы уничтожили приемный покой, котораго учреждение постановлено министерствомъ. В госпитальномъ же правиле не означены часы являться на визитацию несуществующихъ госпиталей».

Панов не унимался и давал Триденцову, например, такие предложения: «Когда вы в городе (Таганроге) или куда выезжаете по чьему либо повелению, доносите мне».

На это Триденцов отписывался так: «в городе я бываю постоянно, то постоянно и долженъ доносить вашему высокоблагородию ежедневно и ежечасно?»

Однажды Триденцов выехал за город осматривать больных ратников, стоявших в окрестных деревнях. Тогда немедленно последовал к нему следующий запрос Панова: «по чьему повелению врачъ Триденцовъ выехалъ из города?»

Триденцов отвечал: «по приказу начальника ополчения, назначившего меня дружиннымъ врачемъ. В назначенныхъ для медиковъ ополчения инструкцияхъ я нигде не вычиталъ, чтобы испрашивать повеления для исполнения своей обязанности у начальника дружины».

Таким образом оказывается, что деятельность Тамбовских дружин, слабо подготовленных к боевой жизни, плохо дисциплинированных и снаряженных, была не блестящая. Тамбовские ополченцы не только не одерживали побед над неприятелем, но и вовсе не были в бою с ним. Тем не менее никто не имеет права делать отсюда какие-либо неблагоприятные для Тамбовских дружин заключения. Тамбовские дружины честно, как могли, исполнили долг свой пред царем и отечеством. Во все время кампании они прикрывали от неприятеля Азовское побережье и этим дали возможность другим военным силам, более готовым к бою, принять активное участие в войне. Правда, от пуль неприятельских Тамбовские дружинники не пострадали, за то они очень пострадали от более опасного врага, от болезней, голода и всяких походных невзгод, и чрез это приобрели несомненное и вполне заслуженное право на благодарную память потомства.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Comments are closed.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind