Внутренняя жизнь массы Тамбовского народонаселения накануне великой крестьянской реформы не красна была и по внешним, случайным ее проявлениям. То было время особенно сильных пожаров, свирепствовавших по всей Тамбовской губернии. Горели Тамбовские города и веси от исконной русской неосторожности, при известных благоприятных пожарам условиях; горели они также и от поджигателей.

В 1860 году был пожар в городе Моршанске. В это время сгорела крестьянка Розова с снохою и трехлетнею дочерью. Пожар произошел от поджога. Поджигатели даже не скрывались.

Во время самого пожара крестьянин Паршин встретился с солдатом Несчуком. Несчук сказал ему:

—Через день вам опять гореть, я — человек Польский и всех нас трое.

На это Паршин ответил:

—И так трое сгорело.

—Мало этого,— перебил его Несчук,— и ты сгоришь, и жена твоя, и как махну я рукою, так вам и гореть.

Несчука схватили и посадили в острог. А в Моршанске между тем произошла такая паника, что жители стали являться на пожары без огнегасительных снарядов. «Все равно сгорим все,— говорили они,— потому что настала пора чистилища и бедствий»...

Поджигатели действовали с замечательною дерзостью.

Во время Моршанской пожарной паники неизвестный злоумышленник подкинул дьякону Тихонову такую записку: «у тебя нынче ночью пожаръ будет». Дали знать об этом полиции, которая приняла, разумеется, все зависящие от нее меры к предупреждению пожара — и все-таки дом Тихонова сгорел.

Во время этой же пожарной эпидемии, охватившей всю Тамбовскую губернию, в городе Темникове появилась какая-то неизвестная личность, переодевавшаяся то мужиком, то бабою, и стращала обывателей пожарами: придет де Тройцын день и гореть тогда Темникову с трех сторон.

Особенно сильный переполох был между жителями города Борисоглебска. Многие из них выбирались с своими пожитками за город, а которые оставались в городе, те прятали свое имущество в погребах и подвалах. Причиною такого переполоха была следующая записка, подброшенная в один дом неизвестными людьми. «Во имя Господа Иисуса Христа,— писали неизвестные авторы,— будетъ гореть городъ Борисоглебскъ въ 6 часовъ вечера непременно. В трехъ местахъ будетъ подожжено нами и вы, жители, верьте сему: правильно будетъ сей горестный ужасъ. Вы извините насъ, что мы не хорошо писали, но мы лучше не умеемъ. Писалъ Дмитрий, а сочиняли 117 человекъ. За темъ прощайтесь съ городомъ Борисоглебскомъ».

Вслед за городами начали гореть более значительные села. Поджигали их какие-то мальчики, бабы, солдаты и нищие. Раз через село Чемлык, Усманского уезда, проходила партия нищих. И эти нищие мазали сельские избы каким-то горючим составом. Некоторые злоумышленники поджигали в селах кабаки и при этом удобном случае грабили их.

Самые сильные пожары в описываемое нами время были в Тамбове, который лишился своей дворянской улицы, и в Козлове. В последнем сгорело около 700 домов и 4 церкви, всего на сумму до 3 миллионов рублей серебром.

При таких-то тревожных обстоятельствах объявлен был в Тамбовской губернии великий манифест 19 февраля. По-видимому должна была произойти народная смута и не однажды должна была пролиться русская кровь. Но все обошлось, как мы заметили выше, сравнительно благополучно, благодаря исторически сложившейся великой покорности русского народа своему правительству. Правда, вследствие разных недоразумений между властями и крестьянами выдвигались и у нас на сцену военные и полицейские силы, в народе ходили самые нелепые слухи и несбыточные надежды и все это, повторим опять, прошло мирно и Тамбовская губерния таким образом вступила в новую эпоху своего исторического существования.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind