К истории Тамбовской Церкви. Часть 9

Сентябрь 17, 2012 | Комментарии отключены

От неудавшихся типов о.о. Товицкого и Иеронима с особенным удовольствием мы обращаемся к светлой памяти Тамбовского протоиерея Стефана Березнеговского, имя которого должно быть дорого местному краю, а между тем о покойном своем соотечественнике мы ничего почти не знаем. Молчат о нем даже близкие его родственники, которые, по-видимому, могли и умели бы познакомить с его симпатичною личностью Тамбовскую публику, не чуждую научных интересов и уважения к скромным подвижникам кропотливого и полезного труда...

Протоиерей Березнеговский всю жизнь свою разрабатывал источники местной истории. Скромен был его тяжелый научный труд и не гнался он за литературною славою, воодушевляясь единственно чистою любовью к отечественной науке и родине.

Случайно нам попался один № Тамбовских губернских ведомостей, без указания года его издания, с статьею Березнеговского под таким заглавием: «несколько историческихъ известий объ обстоятельствахъ, предшествовавшихъ заложению города Тамбова, его постройке и населению». И вот мы пользуемся этою статьею с целью хотя некоторого освещения личности покойного, безвестного, но заслуживающего известности, автора.

О. Березнеговский глубоко любил местный край. Это видно из следующих его слов: «любопытно читать что-нибудь о Тамбове. Темные предания о набегах Татар, о Булавине и о Пугачевской шайке, разбитой в селе Разсказове, пленяют душу и невольно заставляют подумать: жутко было нашим предкам — Тамбовцам жить в дремучих лесах и на девственных степях, покрытых седым ковылем».

Подобно всем истинно умным и преданным своему делу труженникам, протоиерей Березнеговский не любил выставлять себя и отзывался о своих работах с самою трогательною простотою.

«Живя въ Тамбове более 40 лет,— писал он,— я старался узнать о старомъ быте Тамбова и досталъ о немъ рукописную летопись. Конечно, мои рассказы не полны. По крайней мере не все поглотитъ ненасытное время и можетъ быть будущий Тамбовский историкъ найдетъ въ нихъ что-нибудь нужное для себя».

Далее наш автор приступает к своей главной теме, некоторые подробности развития которой я привожу в следующих строках, имея в виду библиографическую редкость статей о. Березнеговского.

«Место, на которомъ заложенъ городъ Тамбовъ, покрыто было непроходимыми вековыми лесами, тянувшимися непрерывною грядою оть Хопра до Балтийского моря и отъ Волги до Дона. Только въ уездахъ Кирсановскомъ, Борисоглебскомъ и частию Козловскомъ кое-где проскальзывали поляны, покрытые травою, какъ оазисы среди песчаныхъ степей Аравийскихъ».

Желая доказать огромность и непроходимость Тамбовских лесов до последнего времени, наш покойный историк ссылается на известные события 1774 года.

«Въ 1774 году,— говорит он,— когда шайка Емельки Пугача приближалась къ селу Разсказову, жители города Тамбова спешили укрыться отъ неминучей беды не за тридевять земель, а просто пробирались съ имуществомъ за речку Студенку и твердо уверены были, что въ тамошней тесной глуши пугачи не найдутъ ихъ».

Весьма любопытны указания о. Березнеговского на перестройку Тамбова по новому плану в 1782 году. Во всех трех нынешних городских частях, по словам нашего автора, владевшаго большею частью местными летописными источниками,— росли огромные рощи. Их рубили, как для проведения улиц по плану, так и на постройки и дрова. Справедливость этих слов отчасти подтверждается воспоминаниями местных старожилов, которые в детские годы свои сами видели довольно значительное количество рощ и густого кустарника в городской черте, около вала и по Студенцу.

Разбираемый нами писатель не был простым пересказчиком разных событий местной истории. Он любил копаться в разных архивах и истории Карамзина, делал из них выписки и таким образом являлся если не ученым историком, то во всяком случае просвещенным популяризатором местной истории. Относительно же некоторых местно-исторических вопросов о. Березнеговский был самостоятельным исследователем. Таким он является в рассказе о заложении и постройке города Тамбова.

Приводим из его статьи несколько довольно любопытных выдержек.

«Рабочие для постройки Тамбова вызваны были изъ Рязани и Шацка. Строитель города стольникъ Романъ Феодоровичъ Бобарыкинъ прибылъ на работы въ марте 1636 года. Избранное местоположение подъ постройку города Тамбова защищалось съ востока крутыми берегами реки Цны, съ севера — таковыми же берегами речки Студенца, съ юга — обрывистымъ и крутымъ буеракомъ, съ запада — болотами и топями, лежавшими среди непроходимыхъ лесовъ. Самая слабая сторона при защите города Тамбова была съ запада, но эту сторону Бобарыкинъ укрепил искусственно.»

Заложение Тамбова последовало 17 апреля 1636 года в первый день пасхи. Об этом событии о. Березнеговский повествует так:

«Прежде всего Бобарыкинъ заложилъ деревянную церковь Преображения Господня. Священнодействовалъ при этомъ священникъ Позняковъ. Въ то же самое время положены основные бревна и другихъ крепостныхъ зданий. Преображенская церковь въ течении трехъ месяцевъ срублена была въ два этажа и 6 августа была освящена».

Тогда же начали строить деревянную Знаменскую церковь, казачью слободу, воеводскую избу, тюрьму и запасные магазины. Осенью 1636 года все эти работы были окончены и 1 октября новый город Тамбов был открыт и освящен. Таким образом праздник Покрова имеет для нас особенное значение. Это — день рождения нашего города.

В 40-х и 50-х годах настоящего столетия не один протоиерей Березнеговский украшал собою Тамбовское духовенство. В это время нарождавшееся нравственное развитие массы этого почтенного сословия выражалось уже довольно разнообразно. В Тамбовской семинарии пользовался вполне заслуженною известностью преподаватель философии И.А. Савостьянов, автор прекрасных записок по Логике. Человек всецело преданный своей науке, в высшей степени скромный и чуждый всех светских развлечений, Иван Алексеевич находил единственную отраду своей черствой и горемычной жизни только в своем авторитетном и глубоко нравственном общении с семинарскою трудящейся молодежью. И не напрасен был его житейский подвиг. Молодежь чтила его при жизни, повинуясь каждому его слову, почтила его дорогую память и по смерти его, совершившейся в 1849 году. Над могилой И.А. Савостьянова на Успенском кладбище усердные ученики его воздвигли памятник. Припоминается нам только одна некоторая слабость покойного Тамб. педагога. На публичных экзаменах, в присутствии многочисленной и разнообразной публики, он любил вызывать всех, не исключая и преосвященного Николая на ученые диспуты и почти всегда являлся победителем. Кажется, только в этих победах и заключалось все его весьма понятное и извинительное честолюбие.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Comments are closed.

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind