В 1622 году мерили и описывали Кадомский уезд. Составителем дозорных книг на Кадомские пашенные земли и на бортные ухожьи и на сенные покосы был стольник Афанасий Степанов Нармацкий с подьячим Макаром Внуковым. В это время почти все жители Кадомского уезда были язычники — Мордва. Обращение их в христианство началось уже при Никоне, который естественно принимал к сердцу духовные интересы своих земляков-соплеменников. Православных церквей вокруг Кадома было очень мало. Большею частью в дремучих Кадомских лесах ютились Мордовские юрты и починки. Сел было тоже мало. К числу их принадлежало и теперь существующее село Стандрово, о котором в писцовых книгах написано так:

«Село Стандрово на речке на Сендоре, а въ немъ живутъ Мордва Бокай Мансютовъ, Богдашка Межинъ, Учай Атятинъ, Нухтай Пороватовъ и другие. А всего въ той деревне 21 пашенный дворъ, да не пашенных 5 дворовъ да пустыхъ 2 двора. А съ живущихъ въ томъ селе подати съ выти 2 чети ржи, овса тожъ; съ бобылей оброку 16 алтынъ 4 деньги, по гривне съ двора. С тое жъ Стандровския Мордвы с ихъ вотчинъ по ихъ сказке медвянаго оброку 4 пуда 15 гривенокъ, да пошлины по 5 денегъ съ пуда, ясачныхъ денегъ 20 алтынъ 5 денегъ да съ 2 куницъ 26 алтынъ 4 деньги, и те ясачные деньги платить въ Кадоме и Темникове».

Стандровская и окрестная Мордва, по-видимому, отличалась зажиточностью. Она снимала в Кадоме рыбные ловли по всему бассейну реки Вада и всегда сполна платила оброк, не запущая платежей в доимку.

Рядом с Кадомскою Мордвою, в юго-восточном направлении, была, так называемая, Мещерская земля, но в XVII столетии она была уже под сильным русским влиянием и вся — христианская. Все это достигнуто было усиленною раздачею Мещерских земель русским землевладельцам. В 1626 году, по государеву царя и великого князя Михаила Феодоровича указу, Мещерские земли описывал князь Леонтий Иванович Шаховской с подьячим Боженом Степановым. Он же нарезывал вотчинные угодья новым владельцам Мещерским. Так, стремянному конюху Ивану Арбеневу дано поместье близ села Подъясакова, в Подлесском стану.

«А въ томъ селе,— говорит писцовая выпись,— церковь Воздвижения да приделъ Введения и та церковь древяна, клецки, и стоитъ она безъ пения и въ ней 5 местъ».

Последнее указание для нас очень важно. Ясно, что Мещерская земля была слишком глухою стороною, если церкви ее стояли без пения и церковные места оставались вакантными.

Многие Мещерские наделы, по случаю обилия пустопорожних земель, отличались весьма значительными размерами. Это видно из мерных книг князя Леонтия Мещерского. «Около села Дуткина,— сказано в этих книгах,— за Иваномъ Яковлевымъ Вельяминовымъ и братьями Свищовыми написана земля и той земли вдоль 2 версты, а поперекъ верста, и всей той вотчине сделаны грани».

В 1645 году прислан был в Шацкую область писец и мерщик Семен Глебов с дьяком Герасимом Лавровым. Через 13 лет работы его поверялись и дополнялись стольником Иваном Ладыженским и дьяком Никитою Насоновым. По-видимому, обоим писцам пришлось работать немало, потому что они описали всю Шацкую провинцию, а в той провинции были уже сотни сел, пригородов, острогов, деревень, погостов и починков обывательских и сторожевых. Сохранилась ли вполне колоссальная работа наших тружеников XVII века, мы не знаем. Мы встречались только с отрывками их описей. С ними и знакомим наших читателей *).

В половине XVII столетия Шацкий уезд был разделен на следующие станы: загородный (в нем упоминается село Апушка), Борисоглебский, Залесский (с селами Шибряем и Рамзою и вотчинами стольника Грибоедова), Средний (а в нем села Петь, Прудищи и Подтенигузово), Ценский стан, Подлесский с селом Агишевым и Замокшенский стан.

«Въ Замокшенском стану,— говорить писцовая выпись,— есть Благовещенский погостъ, а на погосте церковь древеная, клецки, а въ церкви образы и свечи и книги и всякое церковное строение приходное; а у церкви попъ Иванъ Григорьевъ, попъ Петръ Поликарповъ да пономарь Тимошка Петровъ съ сыномъ съ Игнашкою и просвирница Катерина Афанасьева. Да на погосте нищие питаются отъ церкви Божией 22 человека. А пашни церковныя, земля добрая, 100 четвертей въ поле, а сена по Ерховской дороге 530 копенъ.»

Из этого писцового отрывка мы видим, что Шацкие приходы отличались излишеством священнослужителей и так называемых церковных бобылей.

Оба эти обстоятельства были главным условием бедности нашего приходского духовенства и слабости его пастырского авторитета. Но были у нас и состоятельные приходы, удовлетворительно обеспеченные писцовой землей. При Добренской соборной церкви жалованной царской земли было 378 десятин, при Богоявленском погосте — 400 десятин. К сожалению, все эти земли во времена генерального межевания были секуляризованы, или же в позднейшие годы их оттягали. Так, в 1811 году у Тамбовской Знаменской церкви были отняты секретарем Протасовым земля и лес (при впадении Периксы в Цну).

Дальнейшие выписи, бывшие в наших руках, указывают на господствующие промыслы Шацкой провинции. Обилие лесов по Цне и Ваду вызывало народонаселение на лесные промыслы, в особенности на сидку смолы. «И тотъ промыселъ был от сосновыхъ пней и сидели крестьяне смолу ведръ по 300 и более. Да те жъ крестьяне сплавляли лесъ и валежник реками на продажу».

В прежние времена Шацкие реки были гораздо многоводнее и вследствие этого по ним плавали большие суда. Несколько лет тому назад по течению реки Выши найден остов большой затонувшей барки, между тем в настоящее время и самые малые суда не могут уже идти по совершенно обмелевшей Выше.

Многоводные Шацкие реки отличались в XVII столетии обилием всякой рыбы. «Изъ Волги,— читаем мы в наших документах,— заходятъ въ Цну и Мошку осетры и белуга, а всегдашняя рыба в техъ рекахъ такова: стерляди, судаки, лещи, головли, язи, налимы, караси, окуни, плотва, щуки, сомы и разная мелкая рыба. И ту рыбу сушатъ и коптятъ и продаютъ зимою и летомъ. А ловятъ ее неводами, поездами, сетьми и вентерями».

Шацкая провинция славилась в XVII столетии множеством пустопорожних земель и крайнею дешевизною любой десятины. Десятина доброй земли стоила меньше рубля. Впрочем, в конце XVII столетия разные служилые люди быстро начали разбирать эти земли, причем лучшие участки достались служилым Татарам, которые постоянно плакались Московскому правительству на свое убожество. «Волею Божиею,— бил челом царям Иоанну и Петру мурза Канчурин,— дворишка мой сгорел без остатку и многие крестьяне мои и бобыли разбежались и стал я наг и убог». Мурзе Канчурину даны земли в Керенском уезде, где теперь село Пимбур.

Обилие инородческого населения в Шацком крае было причиною бедности провинциальных храмов. В описываемое нами время Шацкий протопоп Никитин вот что писал местному воеводе: «въ ономъ городе Шацку имеется соборная церковь, а приходу въ ней ничего не имеется и во время божественнаго пения подаяния къ сооружению оной церкви ни отъ кого никакого не бываетъ. А когда бываетъ молебное пение и то пение, за малоимениемъ при той церкви колоколовъ, весьма скудно звономъ».

*) Недавние поездки наши в Москву для занятий в тамошних архивах убедили нас, что в центральных архивах хранится масса Тамбовского писцового материала.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind