Местные хранилища архивных документов весьма богаты указаниями и еще на одну темную сторону прошлого крестьянского быта, именно на систематические разбои, которые, разумеется, были несомненным продуктом известных осложненных неблагоприятных бытовых условий. В Липецком и Лебедянском уездах и доселе живо сохраняются имена разбойничьих атаманов: Кунамы, Руса, Тяпки, Бая, Наяны, Тараса и Кудеяра. В конце прошлого века и в начале настоящего наши уездные власти чуть не ежедневно писали донесения в губернский город примерно в таком роде: «въ нашихъ лесныхъ дачахъ ходятъ многие неведомые люди съ ружьями и рогатинами и отбиваютъ у проходящихъ и проезжающихъ имущество и чинятъ смертныя убийства».

Случалось и так, что разбойные люди нападали на населенные места среди белого дня. Например, 7-го декабря 1793 года разбойники на четырех парах подъехали к Кадомскому питейному дому. «И те воровские люди,— доносило на них сельское начальство,— взошедъ съ усилиемъ въ питейный домъ, выпили полведра вина да съ собою взяли 3 ведра, и у нихъ начальнымъ человекомъ былъ одинъ церковникъ.»

В том же 1793 году в Спасском уезде разбойники даже предупреждали жителей о своих злодействах и подкидывали к помещикам угрожающие письма. Во главе их находился атаман Яков Долинин.

Воровские люди дошли до такой дерзости, что осмеливались нападать на военные команды и нередко разбивали их… Так, между прочим была рассеяна команда Кабардинского полка с сержантом Козминым.

Некоторые Тамбовские разбойники специально занимались конокрадством и с этою целью ездили из своих притонов за сотни верст. В 1801 году на этом поприще в особенности прославились два брата Василий и Варлаам Неверовы, жившие в деревне Мачилейке. На Тамбовско-Пензенской границе, около села Татарской Лаки, еще и доселе есть урочище, называемое в память братьев-разбойников Неверовым мостом.

Замечательно, что наш народ особенно ненавидел именно конокрадов и часто с величайшею суровостью расправлялся с ними самосудом. Приведу один такой пример.

Во второй половине XVIII-го столетия разбойный промысел до того усилился в Тамбовской губернии, что опасно было проезжать решительно по всем большим Тамбовским дорогам. Зажиточные люди стали ездить не иначе, как с проводниками. Но и проводников достать было трудно, как это видно из следующего факта.

1-го февраля 1781 года майор Федерман просил себе проводников в селе Куликах и ему не дали их, потому что от разных причин почти все Куликовские жители разбежались.

С целью охранения проезжих местная администрация поставила было на главных трактах вооруженные пикеты, но и это средство не помогло.

В 1793-м году Тамбовский губернатор В.С. Зверев писал наместническому правлению следующее: «поколику грабительства и разбои и смертныя убийства уже довольно произведены, но таковые злодеи и поныне не явны, то дабы злодейство сие не могло распространиться, строжайше предписываю таковыхъ злодеевъ везде разведывать и поступать съ ними по всей строгости законовъ».

Вместе с тем всем уездным начальникам вменено было в обязанность строго следить за содержателями постоялых дворов, так как многие из них заманивали к себе проезжих и потом убивали их.

Несмотря на все административные меры, разбойники не унимались. В разбойных делах приняли участие даже привилегированные лица, например Лебедянский помещик Филин. Вот что повествует о его подвигах протокол Тамбовской уголовной палаты, составленный в марте 1802-го года.

«Оный Филинъ, выехавши съ людьми своими, грабилъ и мучилъ разныхъ людей и былъ отъ него страхъ великий. Когда же въ имение его явилась полиция для представления преступника въ судъ, то Филинъ выгналъ оную и грозилъ ей ружейными выстрелами. Тогда губернаторъ А.Л. Львовъ вынужденъ былъ послать въ Лебедянский уездъ воинскую команду».

В том же 1802-м году Темниковский помещик Никифоров, поссорившись с одною своею соседкой, напал на нее со многолюдством и нарядным делом и, учиня великий шум, угрожал всех побить до смерти.

Многим Тамбовским крестьянам разбойный промысел представлялся до такой степени соблазнительным, что некоторые мирные деревенские обыватели совершенно внезапно решались на такие подвиги, которые были под стать только закоренелым разбойникам.

Летом 1792-го года прапорщик Гаврилов ехал из Усмани в Воронеж через Усманский черный лес. В это время в лесу работали крестьяне и вдруг им пришла мысль ограбить проезжего, что они и сделали немедленно…

С наступлением XIX столетия Тамбовские большие дороги постепенно стали делаться более безопасными. Обыватели городов и весей Тамбовских почти перестали бояться нежданных-непрошенных гостей. Однако, полной безопасности от разбойничьих шаек долго еще не было. Даже в 1838 году по Борисоглебскому уезду свободно разгуливала партия в 40 человек под начальством бежавшего из Сибири каторжника Ивана Федотова. Главный притон Борисоглебской шайки был в селе Русанове.

Развитию разбоев в Тамбовской губернии весьма много содействовало обилие беглых, скрывшихся в местных лесах. Из убогих деревень наших, под влиянием разнообразных условий, бежали взрослые, старики и дети — целыми десятками семей. Они направлялись преимущественно в Саратовские и Астраханские степи, в Аккерманский, Оренбургский и Бузулуцкий уезды. Меньшинство же их ютилось дома, например в Елатомском лесу около села Нового, близ села Алгасова и в лесных окрестностях Липецка, Моршанска и Тамбова.

Из переписки генерал-прокурора Обольянинова с Тамбовским губернатором Бахметевым видно, что беглых ловили у нас целыми десятками и сотнями. В 1800-м году в одном Тамбове их поймано 709 человек. Но общественное зло через это не искоренялось, потому что в губернии было множество пристанодержателей. Таким образом Тамбовский край не без основания назывался прежде воровским краем. Кличка эта упрочена была за ним в XVI-м веке и потеряла свой смысл уже в 40-х годах текущего столетия.

Все эти, указанные нами, черты Тамбовского крестьянского быта, разумеется, были у наших крестьян общими со всею Русью. Поэтому-то мы только намечали их и воздерживались от подробного изложения известных нам фактов. С большею подробностью мы изложим зато мистико-религиозные и вообще противоцерковные движения в пределах нашего края. Мы думаем, что на этом поприще Тамбовская губерния самая интересная. На этом основании местному религиозному вопросу мы посвящаем особую главу.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind