В Темниковском и Кадомском уездах Разинский мятеж проявился едва ли не сильнее, чем в окрестностях Керенска. Это зависело от дремучих Темниковско-Кадомских лесов и от характера местного населения, большей частью крепостного и инородческого.

Главными вожаками воровских партий в северо-восточных пределах нынешней Тамбовской губернии были атаманы Абрамка и Федька Сидоровы. Сильное влияние на мятежников имели также протопоп Данила, поп Савва, поп Пимен и старица Аленка.

По дороге из Кадома в Темников атаманы устроили крепкие засеки, вооружили их пушками и населили гарнизонами. После этого не удивительно, что весь Тамбовский северо-восток покорился батюшке Степану Тимофеевичу. В особенности волновались вотчинные крестьяне князей Одоевского и Черкасского.

1670-й год оканчивался. Стояла глубокая и холодная зима. В это время на Темниковских и Кадомских бунтовщиков пришли царские дружины под начальством князей Волконского и Долгорукого и стольника Лихарева. Начались битвы. Первый сильный бой был близ села Веденяпина, причем у воров отбиты были 4 пушки и 16 знамен. Мятежники поспешно отступили в Кадомский уезд, но были преследуемы и у Черной речки окончательно разбиты. Трофеями этой второй победы правительственной были 10 пушек.

В конце декабря 1670 года Темниковско-Кадомский край смирился и начались обычные в XVII веке и усиленные допросные пытки и казни. Попов Савву и Пимена повесили, а старицу Аленку, обвиненную в еретичестве и колдовстве, сожгли в срубе.

О торжестве Московских дружин царь Алексей Михайлович извещен был в следующих выражениях.

«Государю царю (следует титул) холопъ твой Юшка Долгоруковъ челомъ бьетъ. Декабря, государь, въ 4-й день подходили мы къ Темникову и за две версты встретили насъ, холопей твоихъ, всякихъ чиновъ люди и священники и крестьяне со святыми иконами и били челомъ тебе, великому государю, съ великим плачемъ».

Царские воеводы казнили в Темникове 18 человек крестьян. Их пытали и сожгли. Особенно изысканная казнь досталась на долю уже указанной нами старицы Аленки, которая войско сбирала и билась с государевыми людьми накрепко и имела заговорные письма и коренья. Ее казнили всенародно на Темниковской площади, медленно жгли в срубе, а попа Пимена в то же время подняли на виселицу за то, что он про бывшего патриарха Никона говорил похвальные слова и молил Бога за него и за воровских казаков. Воеводы хотели также казнить Темниковского протопопа Данилу, но он успел убежать и скрылся в Москве.

Смутная казацко-крестьянская эпоха проявилась между прочим и в нашем Тамбовском уезде. Во многих вотчинах и поместьях крестьянская голытьба спалила барские хоромы, а их владельцев, не успевших бежать, подвергла мучительной смерти. С особенною силою Разинский мятеж охватил северную часть уезда. Атаман Калина Бочков да есаул Федор Здоровнев овладели Лысогорским острогом да Челнавским острожком и всю тамошнюю царскую казну пограбили, а царских воевод повесили у круглого озера. В то же время в одном селе Горелом мятежников собралось около 9,000 человек. Это было в начале 1670 года. В Верхоценской волости тогда же все крестьяне соединились с воровскими казаками и заняли все дороги. Особенно много собралось мятежников у Татанова, Бокина, Кузьминой Гати, Куксова и Троицкого монастыря. На выручку города Тамбова Сокольский воевода Дубовицкий послал было сержанта Митьку Долгополова с 200 человек конницы, а они, не хотя служить великому государю, воровски стояли недели с три в степи… Между тем престарелый Тамбовский воевода Хитрово утомился уже борьбою с Разинскими атаманами и беспрерывными дальними походами, непосильными для его возраста, поэтому отпущен был к Москве, на покой *). А для бережения Тамбовской крепости с уездом назначены были князь Борис Мышецкий и полковники Скорняков-Писарев и Зыков с рейтарами и с драгунами и с Мещерскими дворянами. Умиротворение нашего края произошло весьма быстро, поэтому свободные военные силы отправлены были из Тамбова к Троицкому острогу, где воров было еще очень много.

Широкое развитие казацко-крестьянского мятежа в нашем крае объясняется между прочим слишком слабыми оборонными средствами наших городов. Войск у нас долго почти вовсе не было и их едва хватало на гарнизонную и полицейскую службу. Крепостная артиллерия представлялась в самом жалком виде. Денег и всяких запасов не хватало и по мирному положению. Относительно военного снабжения города Кадома, древнейшего во всем нашем крае, князь Волконский писал царю Алексею Михайловичу так: «А въ Кадоме городе, государь, въ твоей государевой казне 8 пушекъ затинныхъ, девятая полковая, 2 пуда зелья, 2 пуда свинцу, да къ пушкамъ тысяча ядеръ; да на кружечномъ дворе твоей государевой казны 15 рублей и 10 ведръ вина».

Впоследствии в своих челобитных жители Тамбовских городов, сдавшихся бунтовщикам, оправдывались перед царем в следующих выражениях: «виннымъ и безпомощнымъ холопямъ и сиротамъ твоимъ стоять противъ воровъ было не въ мочь и въ осаду сесть не съ кемъ и не съ чемъ, потому что городишки наши пустые и малолюдные и людишки безружейные». В некоторых городах, например Тамбове и Керенске, по крайней мере воеводы были мужественные и преданные своему долгу. Но случалось и так, что воеводы бежали из порученных им городов первые и тогда брошенные обыватели поневоле втягивались в смуту. Таким воеводою, забывшим свой долг, был Кадомский — Дмитрий Аристов.

В течение 1671 года весь Шацко-Тамбовский край наш был совершенно очищен от Разинских шаек. Только на городских площадях, дорожных перекрестках и на других бойких местах не прибранные висили трупы казненных преступников, пугая прохожих и проезжих. После буйного разгула весь край замер и долго не проявлялось в нем смут, нарушавших мирное течение обыденной жизни. Правда, разбои случались беспрерывно, но при прежнем строе общественно-государственной жизни это называлось шалостями. С конца XVII века Тамбовско-Шацкие трущобы быстро стали наполняться боярскими и дворянскими вотчинами. Вместе с тем, естественно, началось обрусение и некоторое упорядочение края. Но русско-дворянское землевладение далеко не принесло у нас такой великой государственно-национальной пользы, как строение монастырей. Монастыри и в нашем крае были самыми могущественными пионерами русской колонизации, ассимилируя инородцев и содействуя основанию торжков, селений, и мирно распространяя извечные национально-русские принципы… Поэтому следующую главу своего второго выпуска мы посвящаем вопросу о Шацко-Тамбовских монастырях.

*) Примеч. На место Хитрово Тамбовским воеводою был прислан князь Петр Иванович Хованский. При нем из Тамбова бежали на Хопер ратных людей 74 человека, да драгунов 230 человек и Московских стрельцов — 8, и все они побрали жалованье и ружье.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind