В XVII веке и первой половине XVIII-го, до известной церковной реформы 1764 года, монастырей в нашем крае, кроме существующих доселе, было множество: Троицкая пустынь, Казанская, Аграфенина, Мамонтова, Елатомский монастырь, Рамзенский, Добринский, Конобеевский, Козловский Ильинский, Козловский Троицкий, Красногорский-Романовский и другие, всех более 20. Но почти все наши обители до самого конца XVIII столетия, вследствие скудости местного народонаселения, отсутствия удобных путей сообщения и административного бессилия, проявлявшегося в дикости края, более или менее нищенствовали, отличались малолюдством и монашескою малограмотностью. Таким образом Шацко-Тамбовские монастырские летописи в сущности — скорбные летописи. Это ясно видно из документов московского архива министерства юстиции, приводимых нами в сокращении.

Казанский девичий Конобеевский монастырь Шацкого уезда, давно уже упраздненный, был едва ли не беднее любой деревенской церкви. Официальное описание монастыря от 1737 года таково:

«Въ томъ монастыре одна деревянная церковь, монахиньскихъ келлий 8, длиною 16, поперегъ 4 сажени. За темъ монастыремъ крестьянскихъ и бобыльскихъ дворовъ и пашни и лесу и сенныхъ покосовъ и мельницъ и рыбныхъ ловель и никакихъ угодий не имеется. Денежныхъ и хлебныхь доходовъ не бываетъ. Хлебная дача производится монастырю отъ г. Нарышкина по 50 четвертей въ годъ на 18 монахинь.»

Шацкий Проломский мужской монастырь был еще беднее. В нем, при двух ветхих деревянных церквах, была только одна келья длиною в 7 сажень и шириною в 3.

«Прочихъ строений,— прибавляют наши Московские документы,— въ томъ монастыре не имеется. Монашествующихъ двое: иеромонахъ и монахъ. За темъ монастыремъ вотчинъ крестьянскихъ 3 двора, а пашенной земли 18 четвертей въ поле и 3 десятины чернолесья и кормиться нечемъ.»

В таком состоянии Шацкий Проломский монастырь был в 30-х годах прошлого столетия.

В настоящее время Вышенская пустынь принадлежит, как известно, к числу самых благоустроенных в экономическом отношении. Не то было прежде, в 1737 году.

«Въ той пустыни, по имеющимся у насъ даннымъ, — церквей было две — обе малыя деревянныя, келлий три. Да въ той же пустыни монаховъ одинъ и вдовый попъ, дьячекъ и пономарь, а угодий и доходовъ не имеется и не бываетъ, токмо имеется сеннаго покосу сто копенъ и пчельнаго заводу малое число».

В 1764 году, во время известного описания и отобрания церковных имуществ, в Тамбов прибыл уполномоченный от церковно-экономической комиссии Черниговского полка подпоручик Василий Следков. Прибытие давно жданного гостя состоялось 1-го апреля и было, разумеется, далеко не радостным для убогих Тамбовских иноков и инокинь.

В то время настоятельницей Тамбовского Вознесенского женского монастыря была Екатерина Ушакова. С нее-то и снят был допрос о том, в котором году и по каким повелениям оный монастырь застроен, при каких реках или озерах состоит и что в нем церквей, келий и прочего, также земли и других угодий, что есть и чего нет.

«Вознесенский женский монастырь,— по словам Ушаковой,— строен был Тамбовским преосвященным Питиримом на его келейные деньги в 1690 году, а состоит он в полковой слободе в Рождественском приходе на устье Студенца, что впал в Цну реку» *).

В 1724 году в Тамбове был страшный пожар. При сильном ветре деревянный город исчезал совершенно беспомощно. При этом погиб и Вознесенский монастырь со всеми документами и с одною больною монахиней, которую в пожарной суматохе не успели выхватить из пламени. Монастырь после пожара был возобновлен, но долго сильно бедствовал. Поэтому в 1740 году его соединили с приходскою Рождественскою церковью. Верхний этаж перестроенного деревянного храма принадлежал монастырю, а нижний — приходу. Строение церкви совершилось боголюбивыми дателями. В 1744 году монастырь освящен был игуменом Протасием в присутствии Вознесенской игумены Елисаветы.

«Оная двупрестольная церковь,— сказано в описании Следкова,— строена изъ облаго сосноваго лесу, крыта тесомъ; въ обеихъ церквахъ красныхъ оконъ съ оконницы двадцать одно; около верхней церкви съ двухъ сторонъ на столбах перилы — забраны досками; подъ тою церковию земли въ длину 10, поперегъ 4 сажени.»

Кругом церкви выведена была деревянная стена с тремя воротами. Над главным монастырским входом возвышалась восьмистенная шатровая колокольня с зеленою чешуйчатою главою. На колокольне висело пять колоколов, из которых наибольший весил 10 пудов.

В 1764 году в Вознесенском монастыре было 18 келий. Все они отличались замечательною убогостью, крыты были дранью, топились по черному и имели волоковые окна. Вознесенские монахини кормились от рукоделия, шили по заказам шелками, золотом и серебром и ткали сермяжные сукна.

В 1717 году в нашем крае, по благословению митрополита Стефана Яворского, основан был Черниев Шацкий женский монастырь. В царствование Елизаветы Петровны весь монастырь сгорел и монахини разбрелись по соседним селам и кормились от мирского подаяния. Вскоре доброхотные датели возобновили обитель и построили в ней церковь во имя Пресвятыя Богородицы положения честныя ризы Ея. Возобновленный монастырь отличался величайшей бедностью. Колокольни при нем не было. Главный монастырский колокол, повешенный на рундуке, весил 3 пуда. Церковь построена была из старого леса и обстояла в ветхости. Утварь церковная поражала крайней нищетой. Пелены, которыми покрывался престол, были бумажные; для хранения св. даров ковчег употреблялся оловянный; на жертвенники одеяние было полотняное набивное; копия, кадила и паникадила были железные и медные; алтарная завеса сшита была из полосатой бумажной материи… Священнические ризы и пояса сделаны были из выбойки и грубого полотна. Монастырская нищета была тем ощутительнее, что все Черниевские монахини, начиная с игумений, были неграмотны и рукоделия никакого не имели.

И однако, со всех наших бедных монастырей в первой половине прошлого века собирались в казну разные подати. Брали всем, между прочим — мукою, сухарями и овсом…

Сравнительно в лучшем экономическом положении были у нас приписные монастыри: Черниев Николаевский, Троицкий и Мамонтова пустынь. Все они имели бортные ухожьи, рыбные ловли, пашни, сенные покосы и крестьян, тяглых и бобыльских; и что важнее всего — сильное покровительство Московских монастырских властей, Чудовских, Саввино-Сторожевских и Новоспасских. У этих монастырей вкладчиками были не голутвенные люди, а такие могущественные покровители, как великая старица инока Марфа Ивановна, и все войско Донское… Поэтому монахи названных нами монастырей широко пользовались владельческими правами: у них были бобровые ловли, лосинные и козиные стойла, и всякое вотчинное угодье. У них были села и деревни. Так, Троицкому приписному монастырю принадлежали следующие села: Городище, Дуброва и Пишляй, а в них 152 двора крестьянских, 73 двора бобыльских, пашенные земли 1576 четвертей в поле, да дикие земли 3000 четвертей в поле и сена 5000 копен.

Как бы то ни было, убогие монастыри наши сослужили серьезную службу русскому делу и всему нашему краю. Они были главными факторами русской колонизации и близ их ветхих деревянных оград постепенно возникли у нас многолюдные русские села: Бокино — близ Трегуляева монастыря, Черниево — близ Николаевской Черниевой пустыни, Мамонтово — близ Мамонтовой пустыни; село Кириллово (вотчина Белоозерского монастыря), село Пичаево (вотчина Солотчинского монастыря) и г. Спасск (вотчина Новоспасского монастыря). Да и самый Тамбов во второй половине прошлого века сосредоточился около Казанского монастыря. Сгущенное население, естественно, вызывало торговлю. Отсюда ясно, что обители наши в истории нашего края имели преобладающее народно-экономическое значение. Но важнее всего в данном случае для нас то, что местная монастырская жизнь, излюбленная допетровской Русью, наиболее содействовала обрусению и христианскому просвещению наших Мещерско-Мордовских инородцев.

*) Тамбовская Рождественская церковь, деревянная с приделом во имя великомученика Георгия, повелением царя Феодора Алексеевича основана была в 1679 году.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind