Пугачевцы одновременно действовали на многих пунктах Шацкой провинции. Проникли они и в Темниковский уезд, причем повесили бывшего депутата Екатерининской комиссии Еникиева. В Темниковской Саровской пустыни доселе сохраняется краткое летописное сказание о смутных временах 1774 года.

«Саровская пустынь,— говорить неизвестный летописец,— была въ великой опасности отъ злодейскихъ шаекъ, ибо некоторые соседи оной, а наипаче Татары, приходя въ обитель къ о. строителю за деньгами и не получая оных, хвалились, если не будет им дано, то приведутъ они для разорения Сарова пугачевския партии. А при томъ те Татары укоряли братию, зачемъ она охраняетъ въ своихъ лесныхъ дачахъ и въ посельяхъ господъ Татищевыхъ, Наумовыхъ и прочихъ дворянъ: поите де и кормите государевыхъ злодеевъ и напутствуете их пищею».

9 августа пугачевцы заняли и разграбили город Темников. В это время толпа встретила их с коленопреклонением и с жалобами на Саровских монахов. Благосклонно выслушал эту речь государев полковник и обещал разобрать дело. Между тем освобождены были все колодники и народу роздана была казенная соль без весу и безденежно. На другой день мятежники пошли на казенный винокуренный завод, находившийся близ Темникова, ворвались в дом заводского управляющего, переломали и перебили там мебель и посуду, печи, полы и стекла. Ждала и Саровская пустынь своей очереди.

«Такия злоприключения,— продолжает Саровский летописец,— стали ведомы отцу строителю Ефрему и братии и пришла вся обитель въ великое смущение. И явившись къ отцу строителю все просили отъ него въ такомъ преопасномъ случае отеческаго наставления. Онъ же далъ наставление таковое: младыхъ и среднихъ лет иноковъ благословилъ скрыться на такое злое время, а какъ пройдет гневъ Божий — паки возвращаться въ обитель. Братия же, услыша такое решение, паки вопросила:

—Если въ бегстве семъ кто убиенъ будетъ, будетъ ли за то душевная польза?

И отвечалъ строитель Ефремъ:

—Кто убиенъ будетъ — получитъ отъ Бога мученический венецъ.

А престарелой братии сказал онъ: мы — старцы останемся въ обители, намъ уже приходитъ время скоро умирать, умирать же все равно, отъ болезни или отъ другаго чего. — И сими словами благоразумный старецъ всю братию приготовилъ къ наступающему многобедственному времени».

После этого все монастырские сокровища спрятаны были в сокровенных местах. Монахи большей частью разбежались: кто в лес, а кто в Арзамасский Высокогорский монастырь. «И сталъ Саровъ пустъ,— замечает летописец,— а какъ пришолъ вечеръ, то отъ той пустоты и страшенъ».

Прошла целая неделя томительного страха. С часу на час Саровские старцы ждали пугачевского нашествия и дождались наконец полковника Архарова, который с Донскими казаками вступил в Саровскую пустынь 16 августа.

«Темъ и окончилось,— заключает летописец,— угрожающее здешней обители разорение и истребление, о чемъ да будетъ слава Богу, благодетелю нашему, во веки вековъ. Аминь».

Из Темникова пугачевская партия проследовала в Шацкий и нынешний Моршанский уезды. Во время марша к ней присоединились крестьяне из вотчин графа Разумовского, которые сели на коней и прозвались государевыми уланами. В селе Рянзе пугачевцы собрали сход и заставили местного священника приводить всех к царской присяге. Отсюда потянулись они на Хопер и Ворону. Шествие их по этому тракту было самое торжественное. Многие пугачевцы ехали в каретах и бричках, взятых в ограбленных барских усадьбах…

10 августа 1774 года пугачевская шайка, действовавшая независимо от вышеуказанной, посетила село Жуково (Спасского уезда). Об этом происшествии местный причт так доносил епархиальному архиерею:

«Прошлаго 10 августа справляли мы въ церкви Божией всенощное бдение и въ то время наехала въ наше село государственнаго злодея Пугачева воровской толпы партия. И того села Жукова помещицы Жуковой крестьянинъ Акимъ Афанасьевъ да дворовый человекъ Симонъ Родионовъ, собравъ изъ окольныхъ селъ и деревень многолюдство, внезапнымъ случаемъ взошли въ церковь и закричали необычно: иди попъ, для встречи царскаго войска, а ежели не пойдешь, то казаки изрубятъ тебя въ мелкия части. И отъ того мы много ихъ уговаривали и спорили, точию по окончании всенощнаго бдения оные Афанасьевъ и Родионовъ, ухватя насъ сильно, не дали разоблачиться и повели на встречу той пугачевской партии. И взяли они два образа и велели звонить. Мы же, убоясь таковаго страху и неповинной смерти, встречу им учинили близъ нашей Казанской церкви. А тогда въ той нашей церкви имелась подполковница Смагина съ сыномъ и укрылась въ оной; злодеи же поехали къ ней въ домъ и все погромили, а мы именованные, возвратясь въ алтарь, бежали оттуда въ поля и пробыли тамъ дотоле, пока злодеи не выехали изъ того нашего села».

В то время священником в селе Жукове был некто Степан Тимофеев. Впоследствии, когда в Шацкой провинции началась правительственная расправа, и он и все члены его причта были отрешены от мест и подвергнуты розыску в провинциальной канцелярии и церковному запрещению. Таким образом последняя быша горша первых…

Из Спасского уезда пугачевцы потянулись на Кирсанов и Тамбов, где их давно уже поджидало взволнованное крестьянство. За все лето 1774 года и до октября, по свидетельству наших источников,— Тамбовские и Кирсановские дворцовые и крепостные крестьяне чинили разорение, грабительство и смертоубийство. В сентябре мятежники вошли в Кирсанов и в села: Умет, Репьевку и Скачиловку. Здесь они немалое число разных чинов людей застрелили и дротиками скололи. Дорогой попадались им ничтожные по числу воинские команды, но они их разбивали или же брали в плен. Так, в сентябре 1774 года около села Умета остановился офицер с командой. Он провожал разбойницкую партию в 30 человек. В это время налетели на него государственные злодеи, его и пять человек солдат застрелили, а остальную команду и арестантов захватили с собой. Замечательно, что при этом в числе пугачевцев находилось немало Турецких пленных, которые прилеплялись к злодею самовольно…

21 августа значительная пугачевская шайка остановилась в пяти верстах от известного села Рассказова. То место и теперь называют бездушным кустом. Там партия стала лагерем и в свободное от попоек и военного учения время занималась вешанием помещиков, духовных и сельских властей. Наконец мятежники пошли на самое Рассказово, где в то время были суконные фабрики Тулинова и Олесова. Хозяева с почетом встретили толпу и принялись ее угощать. Но это была хитрая ловушка. Лишь только пугачевцы напились, как фабричные мастеровые, заранее подговоренные, принялись их бить смертным боем и вязать для представления в Тамбовскую провинциальную канцелярию. Во время сражения у мятежников отнято было несколько пушек, которые долго после того служили украшением Тамбовского фабричного села. Куда в настоящее время девались эти памятники фабричной доблести, нам неизвестно. За справками по этому поводу обращались мы посредством местных губернских ведомостей к Рассказовской фабричной администрации, но ответа нет и его не ждем мы, так как многие наши коммерсанты всего менее интересуются наукой, предпочитая ей рабское служение одному золотому тельцу…

В числе пленных пугачевцев, пойманных в селе Рассказове, оказались и дворяне: поручик Петр Семенов, ротмистр Брюхатов и недоросли Филиппов и Мартынов. В Тамбовской провинциальной канцелярии первый так показывал: «изъ дома моего по разграблении оного взятъ я былъ разбойнической партией по неволе. Хотя же и чинилъ я от техъ злодеевъ побеги и укрывательства, но токмо бывалъ пойманъ и за то сеченъ былъ плетьми неоднократно и уграживали мне смертию. Почему, когда оные разбойники устраивались для сражения, я скрылся въ лесу и оружия при мне не было и такъ былъ я пойман.»

Пока происходили все эти Рассказовские события, жители города Тамбова, отстоящего от Рассказова в 30 верстах, перебрались с своими пожитками в соседний Ценский лес. Но скоро они вернулись домой и были свидетелями казней, которые совершались над пугачевцами вблизи Тамбова на так называемом кривом мосту и в самом Тамбове на сенной площади.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind