До начала нашей русской колонизации и до появления христианства, т.е. до конца XII века, на всем пространстве нынешней Тамбовской губернии не было ни одного грамотного человека. Когда же явились у нас приходские церкви и монастыри, то вместе с тем в духовенстве даны были местному населению и первые учителя грамотности. Несомненно то, что книжное дело шло у нас с величайшей медленностью, так как церквей до конца XVII столетия было в нашем крае очень мало, по нескольку десятков на каждый нынешний уезд, следовательно мало было и учителей грамотности, да и охочих до грамоты людей взять было не откуда. Среди разноплеменного местного населения и в виду постоянных набегов разных кочевников — наши русские поселенцы принуждены были думать ежедневно не о грамотности, а о личной своей безопасности. Что же касается правительства, то до самого начала XVIII столетия оно заботилось относительно нашего края отчасти о его охране, но гораздо более — о собирании государевых пошлин. Вот почему, в то время как старые русские, и даже сибирские, области имели своих многочисленных летописцев и авторов религиозных и разнообразных отреченно-литературных опытов, в пределах Тамбовского края не было ни одного серьезного летописца или иного какого-нибудь автора. Мы знаем только одну Тамбовскую летопись, о которой говорили в первом своем выпуске, но она обнимает самый краткий исторический период и слишком отрывочна. Затем нам известны некоторые церковные книги, дошедшие до нас от XVII века с летописными заметками неизвестных духовных лиц, боярские отписные грамоты, канцелярские документы и фамильные грамоты. В конце XVII века открыта была Тамбовская епископская кафедра. Вместе с первым нашим епископом Леонтием в Тамбов прибыл ученый Киевский иеродиакон известный Палладий Роговский, но оба они очень скоро вынуждены были удалиться от нас и таким образом вероятность открытия первой Тамбовской школы была надолго устранена. Во время Петра I-го начались по всему русскому царству известные просветительные реформы, коснувшаяся и нашего захолустья. Но как ни настойчив был в своих предприятиях суровый царь, и его беспримерная энергия оказалась бессильной в борьбе с местным невежеством.

В 1720 году в Шацкой и Тамбовской провинциях получен был грозный царский указ об учении, опричь дворянских и духовных детей, цифири и геометрии и подьяческих и всякого чина людей детей. Указ остался без исполнения. Тогда всех упорных в сопротивлении царской воле и науке дворянских и недворянских недорослей стали ловить и отдавать в военную службу и, кроме того,— в распоряжение местной подрядной канцелярии для свайных, бударных и прамных работ. Но и эти исключительно суровые меры не так пугали наших отживших юнцов, как грамота и цифирь. Умственная косность в наших краях была ужасающая и повальная. Иногда многие недоросли не знали даже, по скольку им лет от роду, и такое незнание простодушно объясняли в воеводских канцеляриях безумием. Гораздо удачнее оказались в нашем крае меры Петра Великого касательно ремесленного и земледельческого образования. Благодаря энергии царя-хозяина к концу его царствования у нас уже было много опытных кузнецов, слесарей, коновалов, столяров, ткачей, косцов и каменщиков. Некоторые из них были даже грамотны и в таком случае нередко определялись писцами в воеводские канцелярии и хотя жалованья большей частью не получали, однако на бедность не всегда жаловались и довольствовались от дел.

Как бы то ни было, в царствование Петра Великого грамотность была у нас самая слабая. Случалось, что неграмотными бывали в наших городах не только воеводы с их товарищами, но отчасти и протопопы, как например Темниковский протопоп Матвей Добронравов, который читал плохо, а писать вовсе не умел. Зато хорошими грамотеями были в наших местах сектантские наставники, нередко тайно содержавшие в своих домах маленькие школы. Иные наставники-субботники знали еврейскую грамоту, а духоборческие начетчики сочинили свой алфавит из польских букв. Один из сектантских наставников, последователь Тверитинова Тарас Максимов, приобрел даже в своем кружке славу знаменитого проповедника. Вот для примера одна из его кратких проповедей: «не мои слова, братцы мои, слушать будете, но Христовы. Стойте в вере, тверди бывайте, непоступни и не слушайте суетных людей, ибо мы скоро переселимся в Персию и та наша обетованная земля».

При таких условиях в среде местного православного населения свободно и широко распространялась народно-отреченная устная литература, занесенная к нам из старо-русских областей. Влияние этой литературы нередко и странным образом проявлялось и в канцелярской практике. Так, в конце царствования Петра Великого в Шацкую воеводскую канцелярию привезли однодворца Данилу Архипова, обвиненного в изнасиловании малолетней девочки. Преступник не сознавался в своем преступлении. Тогда суды заставили Архипова громко произнести следующую клятву: «если я лгу, то да буду отлучен от единосущныя и нераздельныя Троицы в сем и будущем веке и да трясуся, яко Каин, и да пожрет мя разверзстая земля, яко Дафана и Авирона и да прииму проказу Геезиеву и удавление Иудино и смерть Анании и Сапфиры, и буду я с безбожными еретики в печном огни, уготованном диаволу и аггелом его, и да обрящу Бога, ратующа в час страшного воздаяния и затворяюща от мене двери милосердия».

Тамбовская губерния в прошлом столетии славилась своими пчельниками, но пчеловоды и не думали совершенствовать свое хозяйство, они все свое упование возлагали на заговорные слова в роде следующих:

«От чего громовая стрела сильна и зычна?
—От воздуху и сильна и зычна.
—И как бесы дрожат и бежат от тое стрелы,
—Так бы летали у меня на пчельник пчелы.
—Дрожат люди, ужасаются,
—От зыку стрелы бежат.
—Как облацы небесныя подымаются,
—Так бы летали пчелы мои до скончания века.
Аминь, аминь, аминь.
— Земля — замок, небо — ключ.
—Моя пчела — волк,
—Чужая пчела — овца. Аминь».

В то же время в массе Тамбовского простонародья ходили упорные слухи о пришествии антихриста. Слухи эти поддерживались преимущественно раскольниками и сектантами и некоторые из них доходили до такого странного состояния религиозного экстаза и фанатизма, что врывались в православные церкви и с грубой бранью разгоняли священнослужителей, а сами потом приходили в свои молитвенные дома, ржали по лошадиному и лаяли *). Такова была умственно-нравственная жизнь Тамбовского народонаселения в царствование Петра Великого… Зло увеличивалось еще более от того, что в первой половине прошлого века у нас не было своего епископа, а беспризорное и малограмотное приходское духовенство чинило бунты, драки, площадное ругательство и вело себя зазорно и гнусно…

В 1733 году села Кочемирова Кадомского уезда приходские люди подали в духовный приказ Лаврентия епископа Рязанского и Муромского следующую заручную челобитную.

«У приходской нашей церкви попъ Макарий Ивановъ пьетъ непрестанно и за пьянствомъ своимъ въ приходе съ требами ходитъ леностно и церковь Божия всегда стоитъ безъ пения и они приходские люди помираютъ безъ исповеди и безъ причастия, роженицы лежатъ безъ молитвъ и мертвецы стоятъ непогребенны многия числа. Да тогожъ означеннаго попа Макария сноха Дарья Григорьева доносила мирскимъ людямъ на него свекра своего, что онъ живетъ съ ней блудно и детей у ней приживаетъ и ныне у ней во чреве 3-й младенецъ. И дабы повелено было сие доношение принять и его попа Макария и сноху его допросить, чтобъ отъ его попова неистовства церковь Божия была не запрещена и приходскимъ людемъ въ разорении не быть».

Устроили очную ставку. Здесь Дарья прибавила: «означенный поп Макарий бьет меня, увечит, руки и ноги связывает и кладет с собой сильно и в том она, Дарья, готова идти в розыск»…

Около того же времени священник Симеон Степанов пришел в свой приходскую церковь в селе Лысых Горах, облачился и начал служить всенощную. В это время товарищ его, священник Егор Кондратов, тоже облачился, взял кадило и тоже начал служить всенощную, перебивая Степанова и пихая его от престола. Когда пришло время говорить эктению, то оба священника вышли на амвон и вместе зачитали одну и ту же эктению.

—Не твоя неделя,— заметил своему товарищу после эктении священник Кондратов.— А ты, дьячок,— прибавил он,— не смей петь.

В церкви произошло смущение. Все вышли на паперть, однако, Степанов настоял на своем, вернулся в алтарь и дослужил всенощную.

С этого дня между товарищами началась сильнейшая вражда и оба они донимали друг друга доносами в консисторию.

Тогда же в селе Малых Пупках был дьячок Филипп Кириллов. Человек он был нетрезвый и вздорный и потому, по рапорту местного благочинного Григория Белова, был удален от должности. Надобно заметить, что в доносе на Кириллова участвовали дьякон Никифоров и пономарь Алексеев. Тогда разозлившийся дьячок отомстил своему причту по-своему. Однажды ночью он взял в рот клок сена, к шее привязал камень в 2 пуда, вошел в реку и стал кричать. Сбежались крестьяне и услышали следующее: «Спал я, вдруг накинулись на меня дьякон с пономарем, заткнули рот сеном, навязали на шею камень и бросили в польной Воронеж, приговаривая: не от нас одних погибаешь, на то воля благочиннаго. Чудом я спасся от потоплений».

Понятно, что при таких условиях в обществе относились к причтам с совершенной. бесцеремонностью. Священников часто, не разбирая их качеств, подвергали позорным телесным наказаниям, во время крестных ходов травили собаками, а их сыновей — церковников брали в кабалу, дочерей же насильно выдавали за дворовых. Один знатный барин прошлого столетия написал такую грамоту в свое Тамбовское имение: «дошло до нашего сведения о поступкахъ священника Алексея, того ради объявить ему, что онъ изъ прихода выводится съ наказаниемъ».

Унижению духовенства в общественном мнении и следовательно нравственной грубости всех сословий сильно содействовало также и то обстоятельство, что наших священников в прошлом веке нередко в виду народа на базарах и ярмарках подвергали торговой казни.

*) Примечание. В первой половине прошлого столетия в Козловском уезде самым замечательным сектантом был некто Ив. Объедков. Сам он именовался у своих единоверцев колокольней, жена его — церковью, одна из дочерей Авдотья — богородицей, остальные — ангелами, все посетители его собраний — святыми.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind