(Дополненная, объясненная и продолженная, преимущественно по Московским материалам архива министерства юстиции).

Третий свой выпуск совершенно неожиданно мы начинаем вовсе не так, как обещали в конце второго выпуска. Это изменение плана зависело от случайно накопившегося исторического материала и от временной невозможности предпринять в Москве архивные исследование в обещанном направлении. По желанию некоторых любителей местной истории, первые страницы нового своего труда мы посвящаем цельному изложению «Древняго Тамбовскаго летописца», о котором отчасти было уже сказано в нашем первом выпуске. Надеемся, что читатели не посетуют на нас за полный летописный текст, тем более, что он отличается краткостью, своеобразным, близким всякому русскому сердцу, старинным стилем и важностью сообщаемых в нем местных исторических сведений. Подлинник Тамбовской летописи еще в 1846 году хранился в ризнице Троицко-Пушкарской церкви, когда он списан был рукой священника Вяжлинского, но куда он девался потом — никто не знает. Вероятнее всего, он погиб, по небрежности троицкого причта, во время упразднения старого его приходского храма в пятидесятых годах. Старую книжицу, не представлявшую никакой значительной ценности, без церемонии могли бросить или изорвать…

Так как однородного и равносильного указанной нами летописи, историко-литературного памятника в нашем крае, сколько это известно доселе, нет, то мы и оказываем этой летописи особенное внимание и прежде всего в данном случае, предлагаем вопрос: кто составил нашу летописную рукопись?

Имея в виду благочестивый тон летописца и сдержанность его выражений относительно первого и третьего Тамбовских епископов, отличившихся в свое время оппозицией церковным и Петровским реформам, а также и то, что оригинал летописи хранился в церковной ризнице, мы с большой вероятностью предполагаем, что автором нашего памятника было лицо духовное и притом местного великороссийского происхождения, на что указывает своеобразный стиль летописи, свойственный только грамотеям и начетчикам Московского царства допетровского и отчасти Петровского периода. А тот видимый интерес, с каким наш безвестный автор относится к прошлым судьбам Тамбовского края, очевидно указывает на его кровную близость к обитателям описываемой им стороны. Правда, в рукописи заметно и малороссийское влияние, например, нередко употребляется известное слово «шкота» или «шкода», но это означает только то, что наш автор был человек по своему времени образованный и следовательно знакомый с сочинениями Малороссийско-Киевских авторов, у которых и мог заимствовать вышеозначенное Малороссийское слово.

Заглавие нашего памятника таково: «Древний Тамбовский летописец, содержащий повествование отъ 1636 года, т.е. от самаго основания города Тамбова, до 1708 года». А самый текст следующий: «Лета 7144 году по указу Богом избраннаго и святым елеем помазаннаго, крепкаго хранителя и поборника святыя православныя христианския веры, благовернаго и христолюбиваго, Богом венчаннаго, и Богом превознесеннаго, и благочестием всея вселенныя в концеx воссиявшаго, Великаго Государя Царя и Великаго Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, в 24-е лето благочестивыя державы Его.

По совету и благословению по плотскому рождению Отца Его, а в духовном чину Отца Его и богомольца, Великаго Государя Святейшаго Филарета Никитича, патриарха Московскаго и всея России, в 18-е лето патриаршества Его. Обложен г. Тамбов, на р. Цне на левой стороне на усть речки Студенца, апреля в 17 день, в самый день Живоноснаго Христа Воскресения, на память Преподобнаго Отца Зосимы Соловецкаго, и соборная церковь обложена того-же дни, и та соборная церковь совершена и освящена того-же 144 года августа в 6-й день на самый праздник Боголепнаго Христова Преображение Господня, а освятил тое церковь священник Мокей Позняков, да диакон Василий Миронов.

А город Тамбов совершен 145 году октября в 1-й день, а именован тот ново-построенный г. Тамбов по речке Тамбову, а та речка Тамбов от того ново-построенного города вверх по реке Цне верст за десять впала устьем в реку Цну справа от восточныя страны, а Цна река течет от полуденной страны.

А строил тот ново-построенный город Тамбов, по указу Великаго Государя Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, Стольник Роман Феодорович Бабарыкин и, построя тот город, был воеводой три лета. А слободы на посаде около того города поселены сведенцами из Шатскаго города, из Переславля Рязанскаго, из Коломны, разных городов сведенцами.

Слобода в остроге пешие казаки, полтретья ста человек, а служба их по городу на караулах переменяючись посуточно по 8 человек.

На посаде за речкою Студенцом Пушкарская слобода 40 человек, росписаны к пушкам и к затинным пищалем.

Ниже города по Цне реке слобода полковых казаков 500 человек. Служба их по вестям воинских людей, в посылках, в походех, жалование им Государева по два рубли.

Вверх города на Цне же реке слобода Покровские тяглые крестьяне, а во 156 году написаны те крестьяне в полковые казаки, и велено им служить по Тамбовскому Земленому валу.

Во 145 году при нем же Романе Бабарыкине приходили воинские люди 100 человек под Тамбов, и за ними он Роман Бабарыкин послал лучших людей дворян и полковых казаков по числу 400 человек. И зашли тех татар на степе, и отбили у них всех коней те наши служивые люди и 2 человека от тех татар взяли, а те татары отошли пехотою и после того он, Роман, послал нарочитых людей Андрея Колоду, а с ним 50 человек. И дошли они тех татар у Сиверского Донца, и мурзу у них убили начального человека. И тех татар побито рядовых людей 5 человек, а в Тамбов привели тех остальных татар 63 человека».

Здесь мы останавливаемся на самое короткое время и задаемся вопросом: что делали наши Тамбовские старожилы с этими пленными татарами? Конечно, пытали их, замучивали, или же держали в работе. Суровость наших праотцов подтверждается между прочим сравнительно недавними (в начале 60-х годов) раскопками, случайно произведенными в Тамбове во время постройки здания губернской почтовой конторы. На мести этого здания рабочие нашли несколько черепов с свинцовой массой в полости рта… Конечно, и Татары не щадили наших, если они попадали к ним в неволю. То была своеобразная круговая порука…

Летопись, как это видно из вышеприведенных строк, слишком кратко говорит о нашем первом воеводе. Между тем он заслуживает особенного нашего внимания, как по своим личным качествам, так и по тем исключительно затруднительным обстоятельствам, в каких при нем находился наш город. Все это ясно видно из недавно найденных нами в Московском архиве министерства юстиции воеводских отписок.

Город Тамбов освящен и открыт был 1-го октября 1636 года и уже 14-го того же октября Р.Ф. Бабарыкин вынужден был послать за набегавшими на нашу окраину татарами погоню, окончившуюся удачным боем и пленом языков. Последние отправлены были в Москву, а которые из них умерли в Тамбове, или во время пути в Тамбов, у тех Тамбовский воевода отрезал уши и отправил эти воинские трофеи в Москву, к Великому Государю.

«В нынешнем во 145 году октября в 14 день, докладывал царю Бабарыкин, посылал я от себя в поход за татары голову Савву Бестужева с товарищи, а с ними посылал мещерян дворян и детей боярских и белозерцов, шатцких и тамбовских сторожевых и полковых атаманов и казаков; и те головы с ратными людьми татар дошли октября в 24 день и бой у них был за рекой за Вороною у речки у Карайгорки; а сколько они человек на том бою татар побили и языков поимали, и о том послужные списки прислал я к тебе, государю, к Москве с головою Саввой Бестужевым».

Стольник Бабарыкин, уведомляя царя о своей удаче, сообщает ему полный список всех Тамбовских служилых людей, отличившихся добычей Татарских языков. Говоря обо всех, что они бились явственно, он особо отличает тех стрельцов и казаков, которые были ранены, или под которыми были убиты и ранены лошади, или же которые, на глазах у своих товарищей и голов, убивали и арканили татарских воинских людей.

«Государю царю и великому князю Михаилу Феодоровичу всеа Русии,— писал наш первый воевода,— холоп твой Ромашко Бабарыкин челом бьет. В нынешнем, государь, во 145 году октября в 25 день писал я, холоп твой, к тебе государю письмо и послал его с мещеренином Иваном Ильиным Вышеславцовым. Божею милостию, а твоим государевым счастьем, головы Савва Бестужев, Григорей да Семен Свищовы, Сергей Иванов сын Борсуков с ратными людьми татар побили и языков поимали и полон весь, поимали на Запольных речках, по вотчинам в бортных ухожьях; а что мне, холопу твоему, языки (следуют их имена) в распросе сказали, и я, холоп твой, те их расспросные речи послал к тебе государю с Иваном же Вышеславцовым. А которые, государь, языки на дороги от ран померли до Тамбова города, и тех языков знак — уши я, холоп твой, послал к тебе, государю с ним же».

Далее следует подробный перечень отличившихся на походе голов, атаманов, стрельцов и казаков:

Василей Павлов сын бился явственно, убил мужика. Иван Гаврилов сын бился явственно, мужика взял жива Ишимка Баслоулова. Степан Володимеров сын Мальцов бился явственно, убил мужика, а сам ранен в ногу и т.д.

Все наши отличившиеся служилые люди были щедро награждены. Всем им дано было из дворца царское денежное жалованье, а иным к тому же была и поместная придача.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind