Преемником стольника Романа Федоровича Бабарыкина, основателя города Тамбова, был воевода Василий Федорович Янов, правление которого ознаменовано было приказным и воинским самоуправством. Вследствие этого по жалобе старца и трудника Мамонта, учредителя Мамонтовой пустыни, от 15-го июля 1638 года в Тамбов на воеводское имя последовал следующий указ царя Михаила Федоровича: «в Мамонтовой пустыни поселились вольные гулящие бобыли, и тех бобылей Тамбовские дворяне и дети боярския из пустыни выводят сильно и достальных побивают на смерть и волочат и убытки им чинят всякие; и от тое их великие продажи и насильства мамонтовские бобыли в конец погибли и животина их помирает с голоду. И ты б воевода вывозити из тое пустыни крестьян и бобылей дворянам и детям боярским не велел ни которыми делы… и оберегал бы их накрепко» 1).

В 1643-м году в Тамбове опять был новый воевода, Ждан Васильевич Кондырев. И этому правителю был от царя указ, чтобы монастырскими землями насильством владеть не велел. На этот раз царское повеление вызвано было тем обстоятельством, что крестьяне сел Чернитова и Томникова самовольно завладели пустошами, сенными покосами, лесами, рыбными ловлями и бортными ухожьями Чернеева монастыря, причем ходатаем за обитель явился Чернеевский игумен Корнилий… Несомненно, при обоих этих Тамбовских воеводах под наши города и села и деревни, и под валовые крепости, приходили разные воровские люди, и Янов и Кондырев так или иначе бились с ними, но об этом пока мы не имеем документальных сведений и потому поневоле ограничиваемся простым перечнем Тамбовских первоначальных воевод.

В 1647-м году в наш край послан был из Москвы стольник князь Иван Ромодановский делать вал за Тамбовом в степи, меж Липовского и Челнавского лисов; а мастера к тому делу посланы были с Пушкарского Приказа 4 человека.

Под 1651-м годом мы встречаемся с весьма замечательным фактом участия наших представителей в Московском Земском соборе. В этом году в Москве ожидали выборных, дворянских и посадских, людей для великого государева дела. В русском стольном городе должна была решиться участь Малороссии, изнемогавшей в борьбе с Польшей и искавшей своего спасения под высокой царской рукой.

Сколько нам известно, в Москве на соборе 1651-го года были представители только Шацкого уезда. Или в этом случае выразились преимущества Шацка, как главного областного города, или же мы недостаточно ознакомились с историческим материалом данной эпохи… Мы с своей стороны склонны думать, что на великой и всенародной раде 1651-го года были представители всей земли. Стало быть, были выборные Тамбовские, и Козловские, и Кадомские, и Темниковские, и Усманские, и Романовские. И вероятно, со временем будут найдены в Московском архиве министерства юстиции на это документальные доказательства, т.е. столбцы воеводских отписок с именами выборных.

Между тем, пока, мы предлагаем вниманию читателей копию с отписки Шацкого воеводы Никиты Заболоцкого.

«Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу холоп твой Микитка Заболоцкий челом бьет. Прислана, Государь, 2-го февраля сего 159 (т.е. 1651) года твоя Государева грамота за приписью твоего дьяка Ивана Северова в Шацкой ко мне холопу твоему, а в той твоей грамоте писано выбрать лучших дворян двух человек, а выбрав прислать к Москве на сборное воскресенье для твоего царственнаго, великаго, Земскаго и Литовскаго дела. А тем дворянам велено явиться на Москве в разряд к твоему, Государь, думному дворянину Ивану Афанасьевичу Гавреневу. И имена тех выборных дворян таковы: Остафей Иванов Желябужский и Роман Артемьев Любовников».

Эта грамота отправлена была в Москву, за неимением почты, с Шацким рассыльщиком Ивашкой Мещеряковым. В настоящее время она хранится, как и все подобные документы, в Москве, в архиве министерства юстиции (столбец 240).

Московский Земский собор, как известно, порешил принять Малороссию в общерусскую семью и оборонять ее всеми силами государства против поляков и всяких других ворогов. Вскоре выступил в известный Литовский поход сам Царь, и союз двух братских племен освятился бранной кровью.

В каком смысле наши выборные подавали на соборе свои голоса, из документов не видно; но можно догадываться, что Шацкие депутаты говорили за Малороссию, так как в XVII столетии наш край имел с Донским и Малороссийским казачеством общие интересы обороны от татар, да и самый воинский дух нашего прежнего народонаселения поневоле сближал его с южно-русскими борцами…

После Тамбовского воеводы Самуила Ивановича Бискина, известного уже нам по неудачной погоне за Татарами, в 1652 году воеводствовал у нас Иван Федорович Еропкин. При нем, по указу царя Алексея Михайловича, состоялась, после тщательной переписи всего монастырского имущества, передача нашей Мамонтовой пустыни монастырю Саввы Сторожевского.

Чрез два года, т.е. в 1654 году, в Тамбове водворился на воеводском дворе Моисей Иванович Еропкин. По-видимому, он был в дружественных отношениях к известному миссионеру, Рязанскому архиепископу Мисаилу, и вследствие этого усердно помогал ему строить в Тамбове, рядом с воеводской усадьбою, архиерейское подворье.

Затем, до 1665 года, в наших документах новые имена Тамбовских воевод не упоминаются. В этом же году Тамбовским воеводой был стольник Иван Павлович Акинфов. Он отчасти известен только тем, что по возможности отстраивал и украшал Тамбов и при этом почему-то с особенной заботливостью относился к той части нашего города, которая известна под именем Пушкарей. Здесь им устроены были кузницы, въезжие дворы и хлебные склады.

Новый Тамбовский воевода, после Акинфова и известного Хитрово, встречается нам уже под 1677 годом. Это стольник Василий Васильевич Крапоткин, известный покровительством, которое он оказывал Тамбовскому Казанскому монастырю.

В 1680 году на Тамбовском воеводстве мы видим стольника Ивана Андреевича Языкова, а в следующем 1681 году — Федора Меньшего Павловича Языкова. Оба они усиленно занимались составлением местных писцовых книг и выписей и делали это не столько с фискальной целью, сколько с административной. Поэтому их имена чаще всего встречаются в наших документах. В 1683 году Тамбовским воеводой был стольник Иван Адрианович Апраксин. При нем в нашем крае появились значительные вотчины Николо-Радовицкого монастыря, а в Тамбове, за задними городовыми воротами подле подьячего Василия Миронова, выстроен был для того же монастыря обширный въезжий двор. В 1690 году местным воеводой был князь Лаврентий Дулов. При нем отведены были жалованные земли Предтечинской новой пустыни (Трегуляйской) 90 четвертей в поле. Жалованные угодья даны были Предтечинскому строителю старцу Варлааму с братьей в окрестностях города Тамбова, за Тамбовскими валовыми крепостями, на порозжей степи. В 1692 году от царей Иоанна и Петра Алексеевичей прислана была в Тамбов на имя стольника и воеводы Александра Алексеевича Нестерова грамота, которою, по челобитью Тамбовского Казанского монастыря игумена Корнилия, повелевалось отдать тому Казанскому монастырю порозжую землю меж воскобоины и Студенецкой мельницы. В 1693-м году на Тамбовском воеводстве был Иван Иванович Леонтьев, в 1697-м году Иван Андреевич Вельяминов-Зернов, в 1700-м году Данил Петрович Дохтуров, в 1704-м году Иван Савельевич Салов, а под 1707-м годом упоминаются у нас двое стольников и воевод, Никита да Иван Головкины. При Иване Андреевиче Вельяминове-Зернове в Троицком монастыре разрешено было иметь безоброчно торжок один день в пятницу для торговли самыми деревенскими тутошними крестьянскими мелкими товарами, с правом сбирать пошлины по торговому уставу в тот Троицкий монастырь на свечи, ладан и вино церковное.

Назад | Оглавление | Далее



Все новости Тамбова рано или поздно станут древностями.

Comments

Name (обязательно)

Email (обязательно)

Сайт

Speak your mind