Троицкий собор в Моршанске. Часть 4

Рассмотрев историю строительства собора и вопрос авторства, перейдем к его архитектурно-художественному анализу. Поскольку моршанский собор является отражением постройки В.П. Стасова, то характеристика его должна основываться именно на этом. Петербургские церковные сооружения В.П. Стасова, Преображенский и Троицкий соборы рассматриваются большинством исследователей, как предвестие того ложнонационального стиля, который вошёл в архитектуру несколько позже вместе с именем К.А. Тона. Направленность Николая I в этом отношении усиленно влияла на архитекторов, побуждая их к искусственному поиску форм. В.П. Стасов одним из первых в 1825 и 1827 гг. создал проекты двух храмов, церкви Александра Невского в Потсдаме и Десятинной в Киеве, вполне выражавшие идеи указанного направления. Типовые проекты К.А. Тона начала 1830-х годов очень близки этим двум памятникам, так что их можно считать первыми в длинной последующей цепи «русско-византийских» церквей. Однако при их проектировании В.П. Стасов был связан буквальным предписанием царя создать русские «национальные» храмы. В петербургских соборах жёстких рамок поставлено не было. Зодчий мог отнестись к ним на основе более естественных для себя воззрений. Конечно, идея «национального» была в то время общей, не только директированной царём. Классицизм выразил себя целиком, потребность нового стиля коснулась коллективного сознания художников всех областей. Но поиск шёл разными путями. Такими поверхностными, во всём согласно с «предписаниями», как проекты К.А. Тона, и несравненно более глубокими в творчества В.П. Стасова, в его петербургских соборах.

Известны высказывания архитектора, показывающие его искреннее желание открыть новые формы в естественном соотношении с лучшими достижениями классицизма. Наследие прошлых эпох, Византии, древнерусской архитектуры, принималось им во внимание с точки зрения живой связи между всем тем, что создано человеком. В.П. Стасов искал действенное начало в стилях древности, он хотел соединить его с тем же началом своего классицистического видения для создания подлинно живого синтеза. Его поиск лежал в русле здорового процесса развития искусства, а не той болезненной остановки, которую представляет собой эклектика. Поэтому, хотя многие исследователи и рассматривали его петербургские соборы, как предвестников воцарившейся вскоре эклектики, но в них нет ее истинных признаков. Нет использования старых форм, но есть попытка живого их претворения. Есть искренность творческого подхода, падающего на трудный период завершения большого стиля в искусстве в преддверии неведомого нового. Можно считать петербургские соборы В.П. Стасова как раз лучшим из того, что дала переходная эпоха. Она так и не смогла остаться на уровне его настоящего поиска, не пошла путем потребительского отношения к достижениям прежних эпох. Вместе с тем, не согласимся с мнением, которое прямо приписывает соборам В.П. Стасова «яркие национальные черты. Они лишь впоследствии могли возникнуть в русской церковной архитектуре, если бы она погрузилась в «тоновщину».

Моршанский Троицкий собор вторит постройкам В.П. Стасова, а значит отражает все то, о чем здесь сказано. Надо заметить, что несмотря на бросающееся в глаза сходство с Преображенским собором, немало общего у него и со вторым петербургским собором В.П. Стасова – Троицким. Об этом пишет в своем письме и сам зодчий, хотя с точки зрения хронологии здесь не хватает ясности. Ведь проект моршанского храма (1830 г.) создавался тогда, когда Троицкий собор еще был в процессе возведения (1828-1835 гг). Остается предположить, что строительство его дошло до такой степени, когда образ постройки уже вполне определен, или что в этом случае было возможно некоторое знакомство с чертежами.

Моршанский Троицкий собор в плане представляет собой квадрат с выступающей на востоке алтарной частью и примыкающими с трех сторон шестиколонными портиками. В этом отношении он отличается от петербургских соборов, крестообразных в плане. Правда, с учетом портиков и выступающей апсиды его план также становится подобен кресту. Но вначале план моршанского собора не был именно таким, потому что В.П. Стасов его раскритиковал, написав следующее: «вообще план неправилен (если нет ошибки в копиях против оригинала), он в одну сторону длиннее, а должен быть вовсе одинаковой длины, квадратный, п.ч. все внутренние и наружные столбы, арки и своды должны быть одинаковые и одинаково расставлены между собой, как на одной, так и на прочих сторонах». Первоначальный план, как говорилось, до нас не дошёл, а позднейший, сделанный в 1853 г. показывает, что замечание В.П.Стасова была учтено. Основной объем собора перекрыт куполом, опирающимся на четыре восьмигранных столба. По сторонам его на углах четверика поставлены четыре малых купола. По этому поводу В.П. Стасов также дал свои указания в смысле укрепления стен, рассчитанных под большую нагрузку: «… для избежания непрочности и излишних скреплений нужно прибавить на толщину стен по три кирпичика…»

В композиционном отношении сразу устанавливается сходство с Преображенским собором. Оно заключается в одинаковой расстановке малых глав по углам схожего основного объема. Но говорить о полном подобии нельзя, так как в Преображенском соборе, воздвигнутом на месте сгоревшего барочного храма середины XVIII в., малые главы появятся на кольце сохранившихся внутренних столбов, а не на стенах четверика. Есть и другие отличия, такие как портик с трёх сторон в моршанском соборе и поставленный только с одной западной стороны в Преображенском. Но важно отметить, что композиционное впечатление остается весьма сближенным за счёт выступающих в последнем частей основного объема.

И в Моршанском, и в Преображенском соборах в основе композиции лежит крест с утверждённым на нём пятиглавием. Характерен в этом отношении и Троицкий петербургский собор. Ярко выраженная крестообразность основного объема подчеркнута портиками со всех четырех сторон. Но главы расставлены иначе, по осям портиков, что решительно меняет весь облик храма. В Преображенском соборе – строгая фронтальность за счет единственного портика и угловой расстановки глав, в моршанском храме фронтальность ослаблена наличием трех портиков и в Троицком соборе обзор равнозначен со всех сторон.

Очевидно, автор моршанского храма взял идею многостороннего портика у Троицкого собора, а расстановку глав у Преображенского. Это подтверждается тем, что сам портик моршанского собора состоит из шести колонн, а не из четырех как в Преображенском. Проект фасада 1830 г. показывает на нём коринфские капители, как у шестиколонного портика Троицкого собора, а не ионические, как у Преображенского. В натуре, правда, образец скопировать не удалось. Вместо коринфского ордера появилось нечто напоминающее стилизованные дорические капители – фактически же здесь оставались абаки невыполненных коринфских капителей.

Продолжая сравнение, обратимся к пропорциональной структуре мордовского храма. В.П. Стасов придавал особенное значение вопросу пропорциональной увязки всех частей здания. Ещё при работе над улучшением проекта Исаакиевского собора он критиковал вытянутость его малых глав, объясняя, что «геометрическая фасада должна быть проверена перспективным изображением». Исключительно тщательно он выискивал общий силуэт сооружения и отдельных его частей. Малые главы в его Троицком соборе почти вплотную придвинуты к главному куполу. В Преображенском они широко раздвинуты, несмотря на общую компактность решения. Высота основного (объекта) объема Преображенского собора уравновешена с высотой верхней купольной части, высота ордера равна высоте малого барабана с куполом, другие соотношения также показывают строгую классическую соразмерность, положенную в основание пропорциональной структуры храма.

В моршанском соборе подобной соразмерности нет. Это становится ясным при сравнении проектов фасадов двух памятников. Сразу заметна значительно большая величина главного купола мордовского храма, его доминирующий масштаб, хотя в остальном использованы рассмотренные пропорции. В этом отношений образцом выступает Троицкий собор В.П. Стасова, значительно больший по своему объему. Таким образом, автор моршанского собора компилировал два пропорциональных принципа, извлекая один для решения основного объема храма, другой для купольной части. Это, конечно, не является логичным с художественной точки зрения. Хотя по объему моршанский собор больше Преображенского и приближается к Троицкому, но вопрос пропорций зависит не столько от объема, сколько от композиции.

Назад | Начало | Дальше

 
567 views
 

Share this Post